Торговля и промышленность городов Рязанской губернии по экономическим примечаниям конца 1790-х годов

Библиографическое описание статьи для цитирования:
Ломако Е. Л. Торговля и промышленность городов Рязанской губернии по экономическим примечаниям конца 1790-х годов // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2014. – № 11 (ноябрь). – С. 11–15. – URL: http://e-koncept.ru/2014/14299.htm.
Аннотация. В статье рассмотрены и проанализированы описания уездных городов Рязанской губернии по экономическим примечаниям конца 1790-х гг. на предмет составления представления о городской жизни в ее различных проявлениях: торговле, возникновении «заводов» и направленности их деятельности, ремесле, ежедневных занятиях жителей.
Раздел: Экономика
Комментарии
Нет комментариев
Оставить комментарий
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.
Текст статьи
Ломако Евгений Львович,кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник кафедры отечественной и всеобщей истории ГАОУ ВПО «Московский государственный областной социальногуманитарный институт», г. Коломнаevg.lomako@rambler.ru

Торговля и промышленность городов Рязанской губернии по экономическим примечаниям конца 1790х годов

Аннотация.В статье рассмотрены и проанализированы описания уездных городов Рязанской губернии по экономическим примечаниям конца 1790х гг. на предмет составления представления о городской жизни в ееразличных проявлениях: торговле, возникновении «заводов» и направленности их деятельности, ремесле, ежедневных занятиях жителей.

Ключевые слова:губерния, город, социальноэкономическое развитие, торговля, «заводы», ремесло, занятия.Раздел: (04) экономика.

Рассмотрение развития городов Рязанской губернии в конце восемнадцатого столетия интересно по нескольким причинам. Вопервых, регион являлся связующим звеном между южными районами и столичными городами, что должно было кардинальным образом влиять на его торговые отношения;вовторых, сама губерния окончательно была утверждена как административное образование лишь в последней четверти XVIIIв. и важно внимательно изучить начало её становления в плане преемственности с предыдущим периодом;втретьих, необходимо проследить,как провинциальные города, ряд из которых в недавнем прошлом были сёлами, становились полноценными уездными центрами. В 1708 г. именным указом Петра Iбыли учреждены губернии, представлявшие собой крупные территориальные образования [1]. В состав Московской губернии вошли 39 городов, включая и те, которые в дальнейшем станут центрами самостоятельных губерний. Указом вводилось разделение губерний на провинции, и к Рязанской провинции оказались приписаны города Зарайск, Михайлов, Гремячев, Пронск, Печерники и Сапожок [2]. К 1770м гг. назрела необходимость административных реформ территориальногохарактера, в том числе и за счет увеличившейся плотности населения, начало которым положили «Учреждения для управления Губерний Всероссийской Империи»[3]. В 1778 г. следует ряд именных указов, согласно которым провинции преобразовываются в губернии. Генералпоручику М. Н. Кречетникову поручили объехать учреждаемую ПереяславльРязанскую губернию и представить рекомендации об 11 уездных городах [4]. В результате проделанной работыМ.Н. Кречетниковым 8 августа 1778 г. были даны предложения о её составе и центрах уездов [5], и 24 августа 1778 г. учреждается Рязанское наместничество [6]. В наместничество [7] вошли двенадцать уездов: Рязанский, Данковский, Елатомский, Егорьевский, Зарайский, Касимовский, Михайловский, Пронский, Ряжский, Сапожковский, Скопинский и Спасский. К Рязанской губернии приписывалось до 13000душ из Коломенского уезда, до 22000 душ из Владимирского и Муромского уездов, до 23000 душиз Шацкого уезда, из Козловского уезда –с. Раненбург с Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 140100107.

близлежащими селениями до 3000 душ. При этом города Егорьевск и Спасск были преобразованы из сёл ведомства Коллегии экономии, а Скопин –из села Дворцовой Конюшенной канцелярии. Год спустя Елатьма была причислена к Тамбовскому наместничеству, а село Раненбург стало уездным городом Рязанского наместничества [8]. В 1796 г. были упразднены Данковский, Егорьевский и Спасский уезды [9].Обратимся к состоянию уездных городов Рязанской губернии на конец 1790хгг., отражённомув их описаниях с приложением экономических примечаний. В Российском государственном историческом архиве (РГИА) сохранился комплекс подобного рода чистовых описаний времён пятой ревизии (1794–1808 гг.) по Зарайску, Касимову, Михайлову, Пронску, Раненбургу, Ряжску, Сапожку, Скопину [10]. Из представленных городов можно выделить тройку лидеров по количеству дворов и численности жителей мужского и женского пола: Скопин –644 двора, 6053 жителя, Зарайск –562 двора, 4095 жителей, Касимов –453 двора, 3567 жителей; в то время как остальные города демонстрировали значительно более скромные показатели: Михайлов –213 дворов, 1595 жителей, Раненбург –208 дворов, 1182 жителя, Сапожок –191 двор, 1437 жителей, Ряжск –139 дворов, 923 жителя, Пронск–81 двор, 489 жителей [11].Согласно стандартам второй половины XVIIIв., по которым города свыше 25 тысяч человек считались большими, от 5 до 25 тысяч –средними, менее 5тысяч –малыми, большинство городов Рязанской губернии относились к малым, что соответствовало общероссийской тенденции [12].Социальный состав представленных городов рассматриваемого периода был вполне традиционен и включал купцов, мещан, разночинцев, ремесленников и дворовых людей. Преобладающей сословной группой являлись мещане, наравне с купцами активно участвовавшие в торговопромышленной жизни городов Рязанской губернии. Единственным городом, где численность купцов превалировала над мещанами,был Касимов. В рассматриваемый период численность мещан в городах была следующей: в Скопине –1542 душимужского пола и 1756 женского; в Зарайске –1140 мужского и 1212 женского; в Сапожке –526 мужского и 510 женского; в Касимове –358 мужского и 530 женского; в Михайлове –408 мужского и 426 женского; в Раненбурге –303 мужского и 346 женского; в Ряжске –267 мужского и 309 женского; в Пронске –172 мужского и 167 женского. Наиболее многочисленным было купечество Скопина (1425 душ мужского пола и 1147 –женского), Касимова (1035 душ мужского пола и 1032 –женского), Зарайска (862 души мужскогопола и 854 –женского). В остальных городах численность купцов была следующей: в Михайлове–344 души мужского пола и 352женского; в Раненбурге –225 мужского и 226 женского; в Ряжске–148 мужского и 128 женского; в Пронске –86 мужского и 82 женского; в Сапожке–77 мужского и 74женского. Конфессиональный состав городских обществ также привлекает к себе внимание. Особенностью городского общества Касимова являлось наличие в нём значительного числа татар, что накладывало свой отпечаток на торговые связи города. Всего в Касимове насчитывалось 32 мурзинских и татарских двора со 149 душами мужского пола и 191 –женского. В Зарайске отмечены в рядах купцов второй гильдии 17 раскольников мужского пола и 13 –женского, в купечестве третьей гильдии таковых было 40 душ мужского полаи 39 –женского, а среди мещан–30 мужского и 40 женского. В Скопине в купечестве раскольников зафиксировано 15 душ мужского пола и 21 женского, в мещанстве –44 мужского и 59 женского [13].

Об активности торговли, которую вели купцы и мещане, свидетельствует торговая инфраструктура и проводимые в городах ярмарки. Несомненно, на характер торговых операций влияли и дороги, идущие из городов. Так, из Зарайска дороги шли в Коломну, Рязань, Михайлов, Венёв, Каширу; из Касимова –в Рязань, Владимир, Муром, Елатьму, Шацк; из Пронска –в Рязань, Ряжск, Скопин; из Раненбурга –в Шацк, Козлов, Липецк, Данков и Ряжск; из Скопина –в Пронск и Ряжск. В Касимове располагалась также пристань на Оке, по которой летом шли струги и барки с хлебом, солью, железом, алебастром и прочими товарами. К концу 1790х гг. только в двух городах Рязанской губернии имелись гостиные дворы: в Зарайске был выстроен одноэтажный каменнодеревянный гостиный двор, а в Скопине двор обозначен как «несколько выстроенный» [14]. Соответственно, в указанных городах находилось и наибольшее количество лавок: в Зарайске насчитывалось 103 лавки (из них 79 каменных), в Скопине вокруг гостиного двора располагались каменные дома, под которыми находилось 89 торговых лавок, а на Хлебной площади было выстроено 27 каменных и 98 деревянных лавок. В других городах Рязанской губернии ситуация по количеству лавок складывалась следующим образом: в Раненбурге –60 деревянных подвижных и 3 под домами; в Михайлове –55 (из них 20 деревянных и 18небольших для продажи мелочных съестных припасов); в Касимове –47 (из них 30 –вновь выстроенные); в Пронске –12 подвижных и 7 при домах; в Ряжске –16 деревянных при домах на Хлебной площади; в Сапожке –5 небольших подвижных. Как видно, к концу 1790хгг. стационарная лавочная торговля в целом ряде городов находилась в неразвитом состоянии [15]. На городских торговых площадях, носивших в основном название Хлебных, производились еженедельные торги: от одного дня в Пронске до трех в Зарайске [16]. Ассортимент товаров везде был приблизительно одинакови включал в себя хлебразличного вида, рыбу, сало, мед, коровье и конопляное масло, чай, кофе, сахар, виноградные напитки и другие продукты, а также сукна, шелковые и бумажные материи, различную кожу, пеньку, москательный [17] и щепетильный [18] товар, железо, обувь (сапоги и лапти), медную и оловянную посуду, конскую упряжь. Крестьяне из уездных селений предлагали на городском рынке хлеб, сало, съестные припасы, сено, деготь, дрова, лес, рогатый и мелкий скот, лошадей, деревянную посуду и различные земледельческие орудия. Товары наиболее высокого качества поставлялись в основном из Москвы. Вследствие географической близости в Касимове пользовались спросом изделия с Макарьевской, а в Раненбурге –с Лебедянскойярмарки. В каждом городе находились казенные соляные и винные магазины [19], при этом соль в города Рязанской губернии поставлялась из саратовских казенных магазинов.Распространенными в городах Рязанской губернии, за исключением Пронска, являлись ежегодные ярмарки, на которые в основном съезжались купцы окрестных городов и крестьяне близлежащих уездов. Показателен в этом отношении Скопин, куда приезжали купцы из Михайлова, Пронска и Раненбурга. Торги могли собираться до пяти раз в год, как в Зарайске. В основном торговля велась в течение одного дня, и только в Михайлове и Раненбурге отмечены двухдневные ярмарки, на которые съезжалось достаточное число продавцов и покупателей, в Михайлове, например, доходившем до 4000 человек. На ярмарках шла торговля хлебом, съестными припасами, разными сукнами, шелковыми и бумажными материями и щепетильными товарами, каменной и деревянной посудой, лошадьми и рогатым скотом и т.п.В Раненбургеи Сапожке особенно оживлялся торг в зимнее время, когда сюда за хлебом приезжали покупатели из Москвы и других городов. Похожая ситуация складывалась и в Скопине, куда зимой съезжались уездные крестьяне с хлебом и продуктами в течение всей недели.Крупными центрамитранзитной торговли рогатым скотом, закупавшимся в украинских городах,предстают Зарайск и Скопин, поставлявшие его, а также солонинув СанктПетербург и Москву. Особенностью торговли касимовских купцов были прочные связи местных татар с Оренбургом и Астраханью. Ведя «торги с болгарцами и с прочими ордынскими народами» [20],они закупали персидские, болгарские, шелковые и бумажные материи, тулупы, овчины, шапки и продавали их в Москве, Рязани и по различным ярмаркам. В Михайлове ряд представителей купечества скупали медь и хлеб, а также небольшое количество рогатого скота и продавали указанный товар в Москву. Пронские купцы продавали в Москве скупаемые в соседних городах для хлеб, мед, пеньку, сало и рогатый скот. В Рязань поставлялось сало из Раненбурга и Ряжска. Распространеннымив городах являлись амбары для ссыпки хлеба и постоялые дворы.С одной из доминирующих статей торговли –хлебной–было связано и наличие в большинстве городов мучных мельниц, действующих в течение всего года, за исключением разлива рек и возникавших неисправностей. Мельницы, принадлежавшие городам (лишь в Сапожке мельница о двух поставах [21] с толчеёй принадлежала купцу Сергею Подшевалину) и отдаваемые обычно в оброк, были различны (в Зарайске –о трех поставах; в Михайлове –о трех поставах с толчеёй; в Раненбурге –две мельницы, каждая о двух поставах; в Скопине –об одном поставе) и приносили в городской бюджет от 20 до 500 рублей [22].

Средства, полученные от торговли, вкладывались в «заводы» (под которыми условимся понимать расширенные ремесленные предприятия семейного типа), в основном сопровождавшие торговые операции. В Зарайске насчитывалось шесть солодовенных и шестнадцать салотопенных «заводов». Солод продавался непосредственно в городе, а сало отвозилось в Москву и СанктПетербург. В Ряжске действовал небольшой кожевенный «завод». Отметим, что в Ряжске также приготовлялась солонина, продаваемая в городе, и производилось топление говяжьего сала, отвозимого в Рязань. В Раненбурге и Сапожке пригоняемый из низовых городов в небольших количествах рогатых скот также забивался и употреблялся на продажу в самих городах. Крупное производство было сосредоточено в Скопине, в котором действовало два сальных «завода» и семь кожевенных (четыре из них –каменные), для которых сырые кожи и кора для выделки покупались у уездных крестьян, а краски и квасцы –на Лебедянской ярмарке. Продукция сальных «заводов» до трех тысяч пудов сала продавалась в Москве и Рязани, а кожевенных, вырабатывавших в год до 2800 красной и черной юфти [23], конских до 830, –в самом городе и на различных ярмарках. Показателем успешности городского населения городовлидеров служили и кирпичные «заводы», расположенные в Зарайске и Скопине. В Зарайске и Скопине имелось по шесть кирпичных «заводов», принадлежащих купцам и мещанам, на которых вырабатывалось соответственно 305000 и 330000 кирпичей, реализуемых в самих городах. Зарайское кирпичное производство обслуживали тринадцать наемных рабочих из различных мест, в Скопине же на «заводы» нанимались местные жители, а глина и песок для продукции добывались в непосредственной близости от «заводов» [24]. Наличие кирпичных «заводов» при высокой численности экономически активного купечества и мещанства позволило к концу 1790х гг. выстроить в Зарайске 15 двухэтажных домов и 7 на каменных жилых фундаментах, а в Скопине –18 двухэтажных и 8 одноэтажных [25].

Характеризовали жизнь городов и такие их стороны,как наличие ремесленников и занятия жителей. В конце 1790х гг. лишь в Касимове отмечены цеховые мастера, которые занимали 17 дворов, в которых проживало 26 мужчин и 29 женщин. В городах состав ремесленников был следующим: в Зарайске нужды горожан и приезжих обеспечивали кузнецы, сапожники, портные и столяры; в Касимове –живописцы, серебряники, прядильщики, синельщики, портные, шапочники, сапожники, кузнецы, кожевники; в Михайлове –иконописцы, золотари, столяры, колёсники, сапожники, портные, синельщики, кузнецы, слесари, плотники и кирпичники; в Пронске –художники, сапожники, портные, печники и кузнецы; в Раненбурге –шесть кузнецов, один медник, пять столяров, трое портных, двое сапожников, десять печниковштукатуров; в Ряжске –портные, сапожники, кузнецы, печники, столяры; в Скопине –иконописцы, резчики, золотари, слесари, кузнецы, каменщики, штукатуры,печники, кирпичники, горшечники, сапожники, плотники, столяры, свечники, калачники. Как видно, состав ремесленников являлся приблизительно одинаковым и не был многочисленным, о чем свидетельствуют сведения по Раненбургу и оговорки в описаниях Михайлова («коих в малом количестве и работы производят по своему желанию») и Ряжска (художники и мастера находятся в малом количестве»). Обращает на себя внимание наличие среди ремесленников подавляющего числа лиц, которые обеспечивали ежедневные потребности жителей, а также прибывающих в город продавцов и покупателей [26]. Жители городов Рязанской губернии занимались и огородничеством, выращивая на своих участках капусту, огурцы, морковь, свеклу, редьку, брюкву, бобы, горох, лук, чеснок, тыквы. Овощи в основном шли на своеупотребление, и лишь в Зарайске и Сапожке отмечен их сбыт в малом количестве на продажу. Стоит отметить, что в Зарайске почва характеризовалась как глинистая, в Пронске и Касимове –песчаная, в Сапожке и Ряжске –чернозем с песком, в Михайлове, Раненбурге и Скопине –чернозем. Садоводство не было распространено и описывалосьследующим образом: в Зарайске«отменных садов,кои бы отличались превосходствами своих плодов,нет, а состоят при некоторых купеческих домах со обыкновенными плодовитыми деревьями»; в Касимове«у некоторых жителей имеются сады плодовитые, небольшие»; в Раненбурге «садов, кои бы отличались превосходством и лучшего плода дерев,не имеется, а есть только малое число,кои ещё разводятся»; в Ряжске «отменных садов, кои бы отличались превосходством своих плодов,не находится, а есть некоторые плодовитые деревья в огородах»; в Сапожке «садов, кои бы отличались превосходством деревьев,не имеется» [27]. Обычным было и скотоводство, причем в Касимовенаравне с разведением коров и коз практиковалось и овцеводство. Промышляли горожане и рыболовным промыслом в протекающих близ поселений реках, где ловили для себя и на продажу осетров, белорыбицу, белугу, севрюгу, стерлядь, судаков, сомов, лещей, щук, налимов, окуней, головлей, язей, плотву, гольцов, ершей и пескарей. В описаниях обращалось внимание и на занятия женской половины населения. В Рязанской губернии они были вполне традиционными и включали в себя прядение льна, поскони и шерсти, ткание холстов, сукон и пестряди, плетение кружев, вязание чулок, варежек, перчаток и колпаков, вышивание шелками. Интересно описание женского рукоделия в Раненбурге, где отмечено:они вяжут русские и на немецкий манер валяные чулки, продавая их на Лебедянской ярмарке «каждый десяток из русских по 3 рубля, валенныхиз немецкого манера чулки по 6 рублей, варежки по1рублю по 50 копеек» [28]. В Скопине было развито шитьезолотом и изготовление кокошников и кружев большей частью на продажу. В Пронске и Скопине отмечено участие женщин в лавочной торговле. Таким образом, проанализировав имеющиеся описания провинциальных городов Рязанской губернии, становится очевидно, что в конце 1790х гг. здесь складывается тройка городовлидеров: Зарайск, Касимов, Скопин. Это явление было продиктовано нахождением указанных городов наважных торговых путях и их близостью к крупным ярмаркам. В Касимове не последнюю роль играли и связи местных татар с Оренбургом и Астраханью. Торговля в основном носила направленность на внутригубернский рынок, за исключением Зарайска и Скопина, где купцыпроизводили транзитный торг рогатым скотом. Купечество городов в целом довольствовалось торговыми операциями, уделяя достаточно мало внимания развитию «заводской»промышленности, которая в основном сопровождала торговлю. В тоже времяв наиболее успешных городах намечалось складывание такого сектора,как кирпичное производство, нацеленногона создание более комфортных условий для преуспевающих представителей купечества и мещанства. Ремесло носило направленность на удовлетворение запросов горожан и обслуживание проезжающих. Занятия огородничеством, рыболовством, скотоводством и садоводством в основном удовлетворяли собственные нужды,и лишь незначительная часть продукции от них шла на продажу, за исключением вязания чулок в Раненбурге и изготовления кокошников и кружев в Скопине. Необходимо указать и на то, что статус уездного города способствовал постепенному формированию облика каждого из поселений, начиная с формального статуса купцов и мещан и заканчивая их занятиями.

Ссылки на источники1.Полное собраниезаконов Российской империи –1 (ПСЗРИ –1). –Т. IV. –№2218.2.ПСЗРИ –1. –Т.V. –№3380.3.ПСЗРИ –1. –Т.XX. –№14392.4.ПСЗРИ –1. –Т.XX. –№14710.5.Клокман Ю. Р. Социальноэкономическая история русского города: вторая половина XVIIIвека. –М., 1967. С. 150.6.ПСЗРИ –1. –Т.XX. –№14786.7.О равнозначности понятий «наместничество» и «губерния» см.: Кусова И. Г. Административные реформы Екатерины II и образование Рязанской губернии // Рязанская область и Центральный регион вконтексте российской истории: материалы межрегион.науч.практ.конф. Рязань, 19–20марта 2003 года. –Рязань, 2003. –С. 18.8.ПСЗРИ –1. –Т.XX. –№14918.9.ПСЗРИ –1. –Т.XXIV. –№17634.10.РГИА. –Ф. 1350. –Оп.312. –Д. 131 (л. 1–2об.), 132 (л. 1–2об.), 133 (л. 1–2), 134 (л. 1–2об.), 135 (л. 1–2), 137 (л. 1–2), 138 (л. 1–1об.), 139 (л. 1–2об.).11.РГИА. –Ф. 1350. –Оп.312. –Д.131 (л. 1), 132 (л. 1), 133 (л. 1), 134 (л. 1), 135 (л. 1), 137 (л. 1), 138 (л. 1), 139 (л. 1).12.Миронов Б. Н. Русский город в 1740е–1860егоды: демографическое, социальное и экономическое развитие. –Л., 1990. –С. 22.13.Данные в абзаце: РГИА. –Ф. 1350. –Оп.312. –Д.131 (л. 2об.), 132 (л. 2об.), 133 (л. 2), 134 (л.2об.), 135 (л. 1об.), 137 (л. 2), 138 (л. 1об.), 139 (л. 2об.).14.РГИА.–Ф. 1350. –Оп.312. –Д.131 (л. 2), 139 (л. 2).15.РГИА. –Ф. 1350. –Оп.312. –Д.132 (л. 2), 133 (л. 1об.), 134 (л. 2), 135 (л. 1об.), 137 (л. 1об.), 138 (л. 1об.).16.РГИА. –Ф. 1350. –Оп.312. –Д.131 (л. 2), 132 (л. 2), 133 (л. 1об.), 134 (л. 2), 137 (л. 1об.), 138 (л.1об.), 139 (л. 2–2об.).17.Москательный товар, снадобья –красильные и разные аптечные припасы, употребляемые в ремёслах, фабричных и промысловых производствах (Москот // Даль В.Толковый словарь живого великорусского языка: в4 т. –М., 1995. –Т.2. –С. 349).18.Щепетинье –женские мелочи: нитки, шелчёк, иголки, булавки, напёрстки, шпильки, шнурочки, тесёмочки, крючочки, пуговички, колечки, серёжки, бисер, духи, помада и т. п. (Щепетить // ДальВ.Указ. соч. –Т.4. –С. 655).Магазин –здание или помещение для складирования и хранения какихлибо припасов (Магазин // Даль В.Указ. соч. –Т. 2.–С. 287–288).20.РГИА. –Ф. 1350. –Оп.312. –Д.132. –Л.2.21.Постав мельничный –снасть, стан, каждая пара жерновов (Поставлять // Даль В.Указ. соч. –Т.3.–С. 342–343).22.Данные в абзаце: РГИА. –Ф. 1350. –Оп.312. –Д.131 (л. 2), 133 (л. 1об.), 135 (л. 2), 138 (л. 1об.), 139 (л. 2об.).23.Юфть, юхта, русская кожа –особый сорт мягкой кожи, выделывается по русскому способу, на чистом дёгте из ялового или коровьего сырья и шкур годовалых быков, за исключением сырья телячьего (Юфть // Даль В.Указ. соч. –Т.4.–С. 670; Юфть // Малый энциклопедический словарь: в4 т. –Т. 4 / Репринтное воспроизведение издания Брокгауза –Ефрона. –М., 1997. –Стб.2183).24.Данные в абзаце: РГИА. –Ф. 1350. –Оп.312. –Д.131 (л. 2), 137 (л. 1об.), 139 (л. 2).25.РГИА. –Ф. 1350. –Оп.312. –Д.131 (л. 2), 139 (л. 1об.).26.Данные в абзаце: РГИА. –Ф. 1350. –Оп.312. –Д.131 (л. 1об.), 132 (л. 2), 133 (л. 1об.), 134 (л. 2), 135(л. 1об.), 137 (л. 1об.), 139 (л. 1об.).27.РГИА. –Ф. 1350. –Оп.312. –Д.131 (л. 2), 132 (л. 2), 135 (л. 2), 137 (л. 1об.).28.РГИА. –Ф. 1350. –Оп.312. –Д.135. –Л.2.

EvgenyLomako, Candidate of Historical Sciences, leading researcher at the chairof Russian and World History, Moscow State Regional SocioHumanitarian Institute, Kolomna evg.lomako@rambler.ruTrade and industry in towns of the Ryazan province according tothe economic notesofthe end of the 1790sAbstract.The paper deals with the description of countylevel towns in the Ryazan province, made on the basis of the economic notes ofthe end of the 1790s,compiling ideas about urban life in its various forms: trade, appearance of “factories” and their subsequentactivities, crafts, routine activities of residents.Keywords:province, town, socioeconomic development, trade, factories, crafts, activities.References1.Polnoe sobranie zakonov Rossijskoj imperii –1 (PSZRI –1). T. IV.№ 2218(in Russian).2.PSZRI –1.T. V. № 3380(in Russian).3.PSZRI –1.T. XX. № 14392(in Russian).4.PSZRI –1. T. XX. № 14710(in Russian).5.Klokman,Ju. R. (1967) Social'nojekonomicheskaja istorija russkogo goroda: vtoraja polovina XVIII veka,Moscow,p.150(in Russian).6.PSZRI –1.T. XX. № 14786(in Russian).7.O ravnoznachnosti ponjatij “namestnichestvo” i “gubernija”sm.: Kusova,I. G. (2003) “Administrativnye reformy Ekateriny II i obrazovanie Rjazanskoj gubernii”, inRjazanskaja oblast' i Central'nyjregion v kontekste rossijskoj istorii. Materialy mezhregional'noj nauchnoprakticheskoj konferencii. Rjazan', 19–20 marta 2003 goda,Rjazan', p.18(in Russian).8.PSZRI –1.T. XX. № 14918(in Russian).9.PSZRI –1.T. XXIV. № 17634(in Russian).10.RGIA.F. 1350. Op. 312. D. 131 (l. 1–2 ob.), 132 (l. 1–2 ob.), 133 (l. 1–2), 134 (l. 1–2 ob.), 135 (l. 1–2), 137 (l. 1–2), 138 (l. 1–1 ob.), 139 (l. 1–2 ob.)(in Russian).11.RGIA.F. 1350. Op. 312. D. 131 (l. 1), 132 (l. 1), 133 (l. 1), 134 (l. 1), 135 (l. 1), 137 (l. 1), 138 (l. 1), 139 (l. 1)(in Russian).12.Mironov,B. N. (1990) Russkij gorod v 1740e –1860e gody: demograficheskoe, social'noe i jekonomicheskoe razvitie, Leningrad, p.22(in Russian).13.Dannye v abzace: RGIA. F. 1350. Op. 312. D. 131 (l. 2 ob.), 132(l. 2 ob.), 133 (l. 2), 134 (l. 2 ob.), 135 (l. 1 ob.), 137 (l. 2), 138 (l. 1 ob.), 139 (l. 2 ob.)(in Russian).14.RGIA. F. 1350. Op. 312. D. 131 (l. 2), 139 (l. 2)(in Russian).15.RGIA.F. 1350. Op. 312. D. 132 (l. 2), 133 (l. 1 ob.), 134 (l. 2), 135 (l. 1 ob.), 137 (l. 1 ob.), 138 (l. 1 ob.)(in Russian).16.RGIA.F. 1350. Op. 312. D. 131 (l. 2), 132 (l. 2), 133 (l. 1 ob.), 134 (l. 2), 137 (l. 1 ob.), 138 (l. 1 ob.), 139 (l. 2–2 ob.)(in Russian).Moskatel'nyj tovar, snadob'ja –krasil'nye i raznye aptechnye pripasy, upotrebljaemye v remjoslah, fabrichnyh i promyslovyh proizvodstvah (“Moskot”,in Dal',V.(1995) Tolkovyj slovar' zhivogo velikorusskogo jazyka: in4 t., t. 2, Moscow, p.349)(in Russian).18.Shhepetin'e –zhenskie melochi: nitki, shelchjok, igolki, bulavki, napjorstki, shpil'ki, shnurochki, tesjomochki, krjuchochki, pugovichki, kolechki, serjozhki, biser, duhi, pomada i t. p. (“Shhepetit'”, inDal', V. (1995) Op. cit. T. 4,p.655)(in Russian).19.Magazin –zdanie ili pomeshhenie dlja skladirovanija i hranenija kakihlibo pripasov (“Magazin”,in Dal', V. (1995) Op. cit. T. 2,pp.287–288)(in Russian).20.RGIA. F. 1350. Op. 312. D. 132. L. 2(in Russian).21.Postav mel'nichnyj –snast', stan, kazhdaja para zhernovov (“Postavljat'”, in Dal', V. (1995) Op. cit.T. 3,pp.342–343)(in Russian).22.Dannye v abzace: RGIA. F. 1350. Op. 312. D. 131 (l. 2), 133 (l. 1 ob.), 135 (l. 2), 138 (l. 1 ob.), 139 (l. 2 ob.)(in Russian).23.Juft', juhta, russkaja kozha –osobyj sort mjagkoj kozhi, vydelyvaetsja po russkomu sposobu, na chistom djogte iz jalovogo ili korov'ego syr'ja i shkur godovalyh bykov, za iskljucheniem syr'ja teljach'ego (“Juft'”, in Dal', V. (1995) Op. cit.T. 4,p.670; “Juft'”, inMalyj jenciklopedicheskij slovar': V 4 t. T. 4 /Reprintnoe vosproizvedenie izdanija Brokgauza –Efrona. Moscow,1997, stb. 2183)(in Russian).24.Dannye v abzace: RGIA. F. 1350. Op. 312. D. 131 (l. 2), 137 (l. 1 ob.), 139 (l. 2)(in Russian).25.RGIA. F. 1350. Op. 312. D. 131 (l. 2), 139 (l. 1 ob.)(in Russian).26.Dannye v abzace: RGIA. F. 1350. Op. 312. D. 131 (l. 1 ob.), 132 (l. 2), 133 (l. 1 ob.), 134 (l. 2), 135 (l. 1 ob.), 137 (l. 1 ob.), 139 (l. 1 ob.)(in Russian).27.RGIA. F. 1350. Op. 312. D. 131 (l. 2), 132 (l. 2), 135 (l. 2), 137 (l. 1 ob.)(in Russian).28.RGIA. F. 1350. Op. 312. D. 135. L. 2(in Russian) (in Russian).

Рекомендовано к публикации:

Горевым П. М., кандидатом педагогических наук, главным редактором журнала «Концепт»