Факторный анализ южнокорейского и российского опыта во взаимодействии институтов президента и правительства на современном этапе

Библиографическое описание статьи для цитирования:
Михалёва И. В. Факторный анализ южнокорейского и российского опыта во взаимодействии институтов президента и правительства на современном этапе // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2014. – № 11 (ноябрь). – С. 171–175. – URL: http://e-koncept.ru/2014/14331.htm.
Аннотация. Статья посвящена вопросам изучения особенностей современного взаимодействия институтов президента и правительства в РФ и Республике Корея. Данное исследование произведено с использованием ряда факторов, которые послужили критериями в проведении анализа.
Раздел: Философия; социология; политология; правоведение; науковедение
Комментарии
Нет комментариев
Оставить комментарий
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.
Текст статьи
Михалёва Ирина Владимировна,доцент кафедры менеджмента и экономики филиала ФГБОУ ВПО «Владивостокский государственный университет экономики и сервиса», г. Находкаsolomonova_irina@mail.ru

Факторный анализ южнокорейского и российского опыта взаимодействия

институтов президента и правительства на современном этапе

Аннотация. Статья посвящена вопросам изучения особенностей современного взаимодействия институтов президента и правительства в РФ и Республике Корея. Данное исследование произведено с использованием ряда факторов, которые послужили критериями в проведении анализа.Ключевые слова: политические цели, элиты, президент, правительство, партии.Раздел: (03) философия; социология; политология; правоведение; науковедение.

Сравнительный анализ южнокорейского и российского опыта показывает необыкновенную роль страны в политических действиях, параллельно обращая внимание на проведение реформ, затронувших систему государственного управления. Корея продемонстрировала внятный и заслуживающий внимания способ отойти от традиционной модели государства«ночного сторожа», так какправительство оказывается тут принципиальным сподвижником и инициатором пуска реформ. В РФ на сегодняшний деньподобного опыта не наблюдается [1].Новейшие политические силы Южной Кореивыражаютинтересы зарождающегося класса бизнесменов, представителей малого бизнеса, для которых имеютсяне самые лучшие стартовые позиции при переходе к рыночной экономике, нежели, к примеру, для государственных служащих, административной верхушки, представителей«теневой экономики».Неравные условия старта сформировывали противоположные устремления и цели данных политических сил, которые стали действующими политическими акторами современных трансформационных процессов.Для отстаивания разнородных политических целей и реализации собственных притязаний политические силы (партии, группы давления) употребляют широкий перечень средств, включая преступные (коррупцию, шантаж, обмани т. д.).На сегодня преобладающее большинство функций сосредоточенов руках президента Республики Корея. Подобная консолидация сохранена там, где до сих пор нет чёткой структуры гражданского общества и прополитических, дифференцированных групп интересов [2].Южнокорейский трансформационный процесс отличается тем, что это одно из наиболее контролируемых обществ современного мира.Президент Пак Кын Хэ проявила себя как прагматичный руководитель, способный принимать своевременные решения в процессе управления трансформационными процессамии участияв них. Параллельно с этимвозможностисоответствовать интересам масс носят ограниченный, национальный характер и будут таковыми ещё длительный промежуток времени.Следует обратить внимание и на тот факт, что южнокорейский институт правительства и парламент создали качественно положительные предпосылки для структурных реформ в государственном управлении, которые впоследствии повлекли процессы поддержания стабильности.Естественно, дальнейший поступательный процесс развития указанных институтов власти может быть гарантирован только при проведении последовательной политики, причёмданный фактор стоит под условным риском процесса объединения двух Корей.Взаимодействие институтов президента и правительства в Республике Корея не допускает фактора возникновения феномена двоевластия в политической системе: президент осуществляет свою политику в рамках заданного курса, Национальное собрание выполняет возложенные на него компетенции.Параллельно свышесказаннымбаланс в системе разделения властей в Республике Корея осуществляется в условиях, когда президенту необходимо быть представителем одной, чаще всегоправящей партии, а оппозиционные партии представляет Национальное собрание как регулятор поддержания единства государственной политики.Прецедент, когда принятый законидёт вразрез с политикой парламентариев или даже воли самого президента,вне всякого сомнения,способен вызвать самый острый спор, но,тем не менее, принятие данного закона в конце концов становится обязательной составляющей к исполнению для всех,от министра до рядового гражданина [3].Данный факт указывает на то, что перед правовыми нормами в южнокорейском обществе равны все: от должностных лиц до простых граждан, потому как именно этим равенством предопределены пределы полномочий президента и правительства Республики Корея.У южнокорейской модели взаимодействия институтов президента и правительства есть она отличительная черта: большинство президентовдиктаторов,участвуя в освободительной борьбе за независимость страны или поддерживая национальные движения, обрели статустак называемых«отцов нации», тем самымсравняв свои полномочия с полномочиями неограниченных монархов.Исследованиепроблем общности и особенностейпроблем взаимодействия президента и правительства в РФ и в Республике Корея как субъектов современного трансформационного процессаносит ограниченный характер. Исследованием обозначенного вопроса на сегодняшний день занимаются лишь некоторые ученые.Особенность трансформационного процесса в РФ состоит в его частичной сложной структурированности и высочайшей степенисовмещения и взаимозаменяемости политических ролей. Сегодняшние функции представительных органов государственной власти вызывают откровенное недоверие в общественной среде. В частности, достаточно высокий коэффициент недоверия отмечается по отношению к парламенту, так како сих пор не изжилисебя проблемы, которые предшествовали принятию Конституции РФ.В современном российском обществе существуют тенденции отказа от института парламента либо наблюдается стремление превратить его в достаточно самостоятельную, отдельно функционирующую структуру.Но не стоит забывать, что такая резкая дискредитация парламента в принципе может пошатнуть существующие устои российской демократии.В большинстве государств с устоявшейся демократией парламент стал не только символом политических традиций, но и значимым показателем национальной политической культуры.Сегодняшняя Россия до сих пор стоит на пути демократических трансформаций, переживают трансформацию и институты президента и правительства. Сложности, которые возникают в рамках таких трансформаций,обусловлены поиском тех путей взаимодействия президента и правительства, которые бы отвечали ожиданиям современного общества. Наиболее успешным условием для реализации этого направления должны стать решения вопросов, которые и повлекут за собой образование успешной среды для качественноновых трансформационных процессов и совершенных взаимодействий института президента и правительства [4].Тотобъект, на который осуществляется политическая ориентация РФ,изменяется медленно, именно изза этого происходит столкновение между пониманиемгражданами политической институционализациии традиционализмом в политической сфере, причём адаптация и восприятие российских демократических институтов находятся в столкновении с традиционным подходом к политической сфере [5].Разница в особенностях взаимодействия президента и правительства РФ и Республики Корея выявила ещё одинпунктдля перенимания опыта Российской Федерацией. Ведь демократическое устройство каждого из государств, равно как и понятие взаимодействия институтов власти,не может сводиться к унифицированному набору инструментов и правил. Здесь же не представляется возможным вести речь о конкретных социальных или экономических условиях, которые могли бы повлиять на взаимодействиеупомянутых государственных институтов. К примеру, в современной России до сих пор идёт поиск оптимальной модели взаимодействия [6].В контексте взаимодействияинститутов президента и правительства в РФ и в Республике Корея целесообразнопроанализировать данный институциональный аспект в динамике с учётом эволюции и этнической особенности каждого из исследуемых государств.В ходе исследования автор приходит к выводу, что укреплению существующих государственных начал очень сильно препятствуют определенныеаспекты неразвитости политикоправовых механизмов в процессе взаимодействия институтов президента и правительства. И хотя это взаимодействие осуществляется на разных уровнях: федеральном и региональном –и находится в рамках действующей Конституции, то конечная цель совершенствования –это всётаки децентрализация полномочий.Так,при совершенствовании правовых механизмов необходимо предусмотреть, что данныйпроцесс долженпроисходить с опорой на систему государственной власти и через строгую иерархию нормативноправовой базы, которые должны согласованно функционировать в соответствии с принципами демократии и федерализма [7].Механизмы взаимодействия президента и правительства в РФ и Республике Корея установлены с целью стабильного, устойчивого развития государств, для обеспечения необходимого уровня демократии и наличия достойного уровня проживания социума внутри страны.Следовательно, за длительный период становления и совершенствования механизмов взаимодействия президента и правительства от незрелой демократии, совершенствования делегирования полномочий по федеративным уровням и развития партийной системы на сегодняРФ имеет чётко функционирующую связь между исследуемыми институтами, действующими в соответствии с демократическими началами и принципами федерализма. Для Республики Корея данный путь был также не из лёгких, тем болеечто периодстановления демократиизатянулся наболее длительный период и институт взаимодействия президента и правительства долгое времяносил проамериканский характер. СегодняЮжная Корея может представить чётко отлаженную систему взаимодействия президент–правительство, но данный механизм до сих пор не пережил влияние родовых, эмоциональных и националистических тенденций, что мешает ему достичь более зрелого уровня развития.Интерес к вопросу демократизации в российской науке обрёл устойчивый характер в период 90х гг. XXв. и во многом был продиктован внутренними процессами, которые протекали в СССР. Спустя длительный промежуток временипредставляется целесообразным сформулировать два направления, которые образовались в контексте развития интереса к данному вопросу [8].Вопервых,стали обсуждаться базовые принципы западной науки о феномене западных тенденций демократизации.Вовторых,появились попытки отечественных исследователей выстроить новую модель процесса демократизации.В этих первых отечественных разработках большое внимание было уделено спецификедемократического перехода. И именно впериод 90х гг. XXв. отечественные исследователи заговорили о многообразии демократических транзитов, зародившихся в 1970г. Так,были выделены южноевропейский, восточноевропейский и латиноамериканский варианты демократических транзитов.Для проблем демократизации характерна своя специфика и история. Особого внимания заслуживает то, что у демократических переходов не предопределены результаты. При этом гарантию демократической устойчивости не могут предопределить даже такие столпы, каклиберализация политического режима, либерализация экономики и даже сама демократизация. В последнее десятилетие российских аналитиков всё больше интересует особенность российского варианта демократического перехода.Чаще всего эти размышления находятся в стороне от единой темы процесса демократизации. Другими словами, современный научный политический дискурс ведётся вокруг вопроса, как большинство россиян воспринимают и понимают процесс демократизации, который произошёл десятилетия назад,и каких социальных проблем можно было бы избежать при соблюдении принципов становления демократии.Более редкоеиспользованиетермина «демократизация» говорит о непопулярности понятия. По большому счёту только сегодня происходит чёткое разделение понятиядемократизациии вопросов, связанных с посткоммунистическим развитием. Выяснилось, что последнее понятие является более ёмким.Изза смешения данных понятий появились точки зрения об управляемой демократии и нелиберальной демократии. Возможно,наличие таких спорных точек зрения связано с тем, что сегодняшняя социальнополитическая система России не поддаётся единому описанию, настолько она многосторонняя [9].К примеру, весьма сложно усмотреть неоднородность, хотя взаимосвязь и существует, в таких процессах,как распад единой империи, прохождение единой демократической волны, смена моделей экономики с плановой на рыночную, появление и развитие новых форм национальной государственности, появление феномена национальной идентичности как показателя уровня внутренней демократизации в сравнении с советской эпохой.Исходя из этого, такое определение, как «постсоветское» или «посткоммунистическое» развитие,не может быть синонимом демократизации.Европа и Азия повлияли на особенность российской демократизации в пространственноструктурном смысле. Тем не менееу российского процесса демократизации не усматривается ничего общего с современным китайским опытом, где демократизацияполитики была заменена на либеральные тенденции вразвитии экономики. Также у российского варианта мало общего с восточноевропейским вариантом построения новых политических институтов и процедур.Как следствие, становление демократических институтов оказалось чрезвычайно растянутым во времени, а аспект экономических реформ по сей день не имеет привязки к ожиданиям общества и предпринимательских структур.В контексте выявления общих черт взаимодействияинститутов президента и правительства в РФ и в Республике Корея видится целесообразным проанализировать данный институциональный аспект в динамике с учётом эволюции и этнической особенности каждого из исследуемых государств.Ряд внешних характеристик продиктованвнутренними российскими вариантами демократического транзита, что и указывает на различие подходовво взаимоотношениях России с другими странами на стадии перехода с уже состоявшимися демократиями.Следовательно, на логику исследования феноменов демократии влияют процессы современных международных отношений.Создаётся двуполярнаясистема восприятия исследуемой тенденции демократизации: с одной стороны,это практическое применение, с другой стороны, это теоретические подходы большинства теоретиковполитологов. РФ является государством с этнической неоднородностью,и большинство этносов дают названия республикам. Диаспорные же группы, которые не имеют территориальных административных образований,вырабатывают тенденцию межнациональных отношений внутри государства и существующего гражданского сообщества [10].Один из аспектов демократизации и развитости гражданского общества–зрелое отношение к этническим меньшинствам, которое на сегодняшний день не только в РФ, но и в большинстве развитых демократических государств современного мира выглядит как нерешённая проблема.В контексте данной проблемы возникает аспект решения, который становится отправной точкой демократизации российского общества. С феноменом появления гласности возникло и явление публичности:общество не только заговорило, но и стало размышлять, а как следствие,и действовать.Происшедшие реформы не были бы возможны без изменений в экономических и политических процессах, которые повлекли разрушение коммунистического авторитаризма.Современная политическая система РФ является амбвивалентной, так как,с одной стороны,она демократична, а с другой стороны,имеющиеся атрибуты демократизма несколько задавлены и стёрты.Демократической стороне присущи следующие черты: наличие всеобщих выборов, наличие принципа разделения властей, возможность существования системы многопартийности и двухпалатного парламента.Её противоположности свойственныпридавленность,обесточенностьданных принципов, потому как для Конституции 1993 г.характерно закрепление общественного порядка, склонного к самовластию.Такая кажущаяся двойственность характерна и для других государств, однако именно в РФ этипротиворечия проявляются гораздо ярче, потому как аспекты самовластия проходят через всю отечественную историю вплоть до 1917 г., затем они трансформировались в советскую эпоху и переросли в постперестроечную эпоху.В современных российских реалиях власть может осуществить переход либо к сильной демократической тенденции, либо к явному авторитаризму. Так,выборность органов власти и свобода слова уже стали символом не только политической активности, но и обязательной характеристикой современной политической жизни.Уравновесить усиление вертикали властимог бы демократическийтолчок гражданского общества, но в современных российских реалиях гражданское общество противостоит системе корпоративистских отношений. Напрашивается вывод, что существующие демократические тенденции и действующая вертикаль власти не в силах снять этническое напряжениев вопросе доминирования этногрупп. Конечно же, демократия способствуетпроцессусолидарности в полиэтнических обществах, причём происходит это в момент назначения лиц иной, нежели большинство, расовой или этнической принадлежности на должностьв органы государственной власти [11].Что касается Республики Корея, то результатом демократизации данного государства стало предоставление практически любой информации о себе, участие государства в научных дискуссиях и в спорах по вопросам как этносоциального, так и государственного развития.Возникают и различия в задачах, стоящихперед строителями демократии: с одной стороны,демократия –это результат работы органов государственной власти, которые консолидировали свои силы для достижения экономического успеха, а демократизация стала всего лишь продуктом данного процесса. С другойстороны, демократизация –это фактор осуществления экономических реформ для поддержания и спасения режима.Параллельно возникает вопрос: повлекла ли тенденция демократизации Республики Корея за собой экономический рост, пусть даже с примесью авторитаризма? На поверку выясняется, что прямая связь здесь отсутствует.Но данная сфера исследования абсолютно не застрахована от неадекватного восприятия как геополитической,так и политической ситуации наКорейском полуострове. В какойто мере происходит даже обсуждение влияния западных стран на правительственные действия по данному вопросу.Тем не менее ограниченность исследования феномену корейского фактора не должна быть связанатолько лишь с критикой недостаточности исследований российскими учёными. В рассматриваемой проблематике есть и объективные причины.Проблема исследования схожести взаимодействия институтов президента и правительства в РФ и в других странах, а в нашем случае в РеспубликеКорея,носит далеко не всеобъемлющий характер. Данным вопросом занимается очень узкий круг учёных.Сложившаяся картина не может быть объективной, потому как ограничивает подходы к исследуемому объектунехватка информации по вопросу корейских трансформационных и внутриполитических процессов в отечественной литературе. Практически не рассматриваются вопросы юридического плана и политической проблематики.

Ссылки на источники1.Баранов Н.А. Эволюция современной российской демократии: тенденции и перспективы. –СПб.:ТК Велби, 2009. –С.77.2.Горшков М. К. Российское общество в условиях трансформации (социологический анализ).–М.: РОССПЭН, 2011. –C.123.3.Панарин А.С. Реванш истории: российская стратегическая инициатива в ХХI в. –М.:Весь мир, 2011.–С.67.4.Россия реформирующаяся / под ред. Л. М. Дробижевой. –М.: Акас, 2010. –C.78.5.Чон Дже Мун. Россия далекая и близкая: Мои переговоры в Москве. –М.:Весь мир,2009. –C.109.6.Чой Сеонг Аэ. Эволюция отношений России с государствами СевероВосточной Азии. –М.:Наука, 2011. –C.55.7.Панарин А. С. Указ. соч.8.Горшков М. К. Указ. соч.9.Чон Дже Мун. Указ. соч.10.Горшков М. К. Указ. соч.11.Чой Сеонг Аэ. Указ. соч.

IrinaMikhalyova,Associate Professorat the chair of Management and Economy, Vladivostok State University of Economy and Service, branch in Nakhodka, Nakhodkasolomonova_irina@mail.ruFactor analysis of the South Korean and Russian experience ininteraction of institutions of President and government at present stageAbstract.The paperis devoted to features of modern interaction of institutes of the president and government in the Russian Federation and the Republic of Korea. Theresearch is made with use of a number of factors which served as criteria in carrying out the analysis.Keywords:political goals, elite, president, government, parties.References1.Baranov,N. A. (2009) Jevoljucija sovremennoj rossijskoj demokratii: tendencii i perspektivy,TK Velbi, St. Peterburg,p.77(in Russian).2.Gorshkov,M. K. (2011) Rossijskoe obshhestvo v uslovijah transformacii (sociologicheskij analiz),ROSSPJeN, Moscow,p.123(in Russian).3.Panarin,A. S. (2011) Revansh istorii: rossijskaja strategicheskaja iniciativa v ХХI v.,Ves' mir, Moscow,p.67(in Russian).4.Drobizheva,L. M. (ed.) (2010) Rossija reformirujushhajasja,Akas, Moscow,p.78(in Russian).5.Chon Dzhe Mun(2009)Rossija dalekaja i blizkaja: Moi peregovory v Moskve,Ves' mir, Moscow,p.109(in Russian).6.Choj Seong Aje(2011)Jevoljucija otnoshenij Rossii s gosudarstvami SeveroVostochnoj Azii,Nauka, Moscow,p.55(in Russian).7.Panarin,A. S. (2011) Op. cit.8.Gorshkov,M. K. (2011) Op. cit.9.Chon Dzhe Mun(2009)Op. cit.10.Gorshkov,M. K. (2011) Op. cit.11.Choj Seong Aje(2011)Op. cit.

Рекомендовано к публикации:

ВинокуровойА.В., кандидатомсоциологических наук;Горевым П. М., кандидатом педагогических наук, главным редактором журнала «Концепт»