Методы работы Донского охранного отделения с секретной агентурой

Библиографическое описание статьи для цитирования:
Келлер В. Ю. Методы работы Донского охранного отделения с секретной агентурой // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2014. – № S30. – С. 16–20. – URL: http://e-koncept.ru/2014/14854.htm.
Аннотация. В статье рассматриваются вопросы, связанные с формами и методами деятельности политического сыска на Дону. Представлены инструкции по работе с наружным наблюдением, секретной агентурой в Донском охранном отделении.
Раздел: Философия; социология; политология; правоведение; науковедение
Комментарии
Нет комментариев
Оставить комментарий
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.
Текст статьи
Келлер Валентина Юрьевна, кандидат исторических наук, доцент кафедры социальногуманитарных дисциплинфилиала ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет» в г. Тихорецке, г. Тихорецкkellera@yandex.ru

Методы работы Донского охранного отделения с секретной агентурой

Аннотация.Встатье рассматриваются вопросы, связанные с формами и методами деятельности политического сыскана Дону. Представлены инструкции по работе с наружным наблюдением, секретной агентуройвДонском охранном отделении.Ключевые слова: Донское охранное отделение, сотрудники, секретные агенты,розыск, наблюдение, революционные организации, донесения.Раздел: (03) философия; социология; политология; правоведение; науковедение.

ВРоссии в начале XXв.острые социальноэкономические и политические проблемы, привелик назреванию крупномасштабного общенационального кризиса. Накал политической обстановки в стране способствовал усилению общественного и революционного движения не только в центре, но и на окраинах, в частности на Дону. В регионе был представлен весь политический спектр организаций и движений. Возникают революционные и националистические партии, развивается либеральное, а также черносотенное движение. В этот период стала очевидной неспособность губернских жандармских управлений справиться с новыми задачами. Методов, которые традиционно были в арсенале у политической полициидляпротивостояния революционному движению,оказалось недостаточно. Руководство Министерства Внутренних дел было серьезно настроено кардинально обновить всю систему политического сыска. Необходимо было проведение полицейской реформы, целью которой и стало бы создание новых розыскных учреждений, переименованных впоследствии в охранные отделения. На основании циркуляра Департаментаполиции сянваря 1903 г.начинает свою деятельность Донское розыскноеотделение вгороде РостовенаДону.Одной из главных причин созданияподобного органа послужила Ростовская стачка 1902 г.

Донское охранное отделение действовало на основании циркуляра Временного положения об охранных отделениях, утвержденного МВД (август1902 г.)[1].Начальникохранного отделения назначался по выбору Директора Департаментаполиции из офицеров Отдельного корпуса жандармови был прикомандирован к Губернскому Жандармскому Управлению. Если это был офицер, а не чиновник Департамента полиции, то кромеподчинения в строевом отношении,он должен был предоставлять информацию в Департамент полиции о ходе наблюдения и результатах розысков. Для объединения розыскной деятельности начальник ДОО должен был доносить о всех поступающих к нему агентурныхсведениях и данных наружного наблюденияи получать от Департамента полиции соответствующие указания в отношении общего розыска в Империи[2].

Осуществлятьподобную деятельность охранному отделению помогалаобширная агентура как «наружного наблюдения», так называемых филеров, так и секретных агентов «в обследуемой среде» (пассивных осведомителей и активных участников в деятельности революционных организаций‬провокаторов).Начальник ДОО в силу специфики деятельности, вынужден был заниматься вербовкой агентуры, поэтому постоянносталкивался с проблемой морального выбора. Ведь ему необходимо было помнить, что «сотрудничество» от «провокаторства» отделяется весьма тонкой чертой, которую очень легко перейти.Кстати, сотрудники охранных отделений и чины полиции, были убеждены, что «провокаторов» у них на службе нет. В архивах же, в частности в ГАРО имеется значительное количество списков лиц, которых запрещалось принимать на службув охранные отделения. Они оказались «несоответствующими своему назначению в виду уличения их в провокации и шантаже»[3]. Бывали случаи, когда граждане сами выдавали себя за секретных сотрудников, например, некая Ида Боградовская обращалась к начальнику Донского охранного отделения (хотя телеграммы с таким же текстом предприимчивая дама отправила и в Таганрог, и в Луганск, и в Мариуполь)с предложением своих услугдля сотрудничества в группе анархистовсиндикалистов, естественно за денежное вознаграждение. Получила отказ, так как уже была известна как «шантажистка, выманивающая деньги» [4]. А вот крестьянин деревни Ивановки, Екатеринославской губернии Андрей Гаврилов Соколов, именовавшийся кличками «Боевой», «Прут», «Грибов», не стал надеяться на телеграммы, а сам личнос целью шантажа являлся ко многим жандармским офицерам и чинам полиции, выдавая себя за секретного сотрудникаи сообщаяим ложные сведения, брал заэто деньги. Частным же лицам, онрассказывал, что достаточно его слова и любой из них будет арестован. После проверки оказалось, что Соколов сотрудником не состоял и вседаваемые им сведения являлись сплошным вымыслом[5].Однако случалось, что и секретные сотрудники, которые действительно состояли на службе относились к своим обязанностям не профессионально. Как правило, подобные агенты тут же увольнялись в виду выяснения недостаточности и тенденциозности сообщаемых ими сведений. Но уволить могли и по вполне банальной причине. Например, сотрудник ДОО Руцецкий, был секретным агентом под кличкой «Летучий» с 1905 г., работал в период вооружённого восстания в Ростове среди социалреволюционеров и делу розыска был весьма полезен. Однако прекратил свою работу в отделении, так как имел склонность к пьянству, причем, находясь в нетрезвом состоянии, хвастался исполнением своих служебных обязанностей. Так в частности в ГАРО по Донскому охранному отделению сохранился список из 143 человек, которые, будучи секретными сотрудниками, не заслужили доверия и список из 100человек, которые шантажировали офицеров охранного отделения [6]. Однако это была только одна сторона медали. Работая под прикрытием:каждый секретный агент ежедневно рисковал быть разоблаченным революционерами. В частности, начальник Донского охранного отделения получил от заведующего Особым отделом департамента полиции сведения, помещённые в № 1 газеты «Революционная мысль», издателем которой был известный борец с провокаторами Владимир Бурцев и в газете «Красное знамя» № 156, а также в «Искре» № 71,1904 год. В этих изданиях были опубликованы в алфавитном порядке (некоторые даже с приметами) два списка лиц по 53 человека в каждом, состоящих на службе в качестве секретных сотрудников при Охранных отделениях [7]. Причём документы содержали подробные сведения о каждом сотруднике, с указанием его деятельности, передвижений, к какой организации принадлежал, с указанием количества выданных революционеров или организаций. Например, был в этом списке и провокатор из РостованаДону Ражковский Адам. С указанием его примет ‬22 года, роста среднего, темный шатен, продолговатое лицо, глаза черные, немного картавит, интеллигент, поляк, по профессии слесарь. Изобличённый он скрылся из Варшавы летом 1903 г. и продолжил свою деятельность в Одессе. Известно было, что после Одессы Ражковский переехал в РостовнаДону и поступил на завод и завязал отношения с социалдемократами, в 1905‬1906 гг. был видным деятелем социалдемократической организации и членом комитета, известным под именем «товарищ Семён». Одновременно с этим Ражковский находился на службе в Охранном отделении, и большинство провалов произошли по его указаниям. В конце 1906 г. он собирался выехать из Ростова и местный комитет, ничего не подозревая, выдал ему хорошуюрекомендацию для работы в новых партийных органах. Так же в этих списках упоминался и ещё один агент, но без таких подробных сведений как Ражковский. Указана только фамилия Шапарев‬провокатор из РостованаДону. Подобные списки публиковались постоянно.

В ГАРО сохранился список в количестве 150 человек, признанных революционерами за провокаторов, некоторыеупоминаются только по фамилии, некоторые с указанием городов, где они работали, некоторые с указанием агентами какого Охранного отделения они состояли[8].Естественно для начальника охранного отделенияэти агенты были провалены, и часто речь шла о том, что необходимо былоспасать жизнь сотрудника. Так в частности, заведующий Донским охранным отделениемподполковник Карпов (он займёт это место послеП.П. Заварзина) получил донесение из Департамента полиции, что в партии социалистовреволюционеров заподозрены в провокаторстве, проживающий в РостовенаДону некий «Роберт» и сын пристава г. Новомосковска, Екатеринославской губернии некий Николай Васильевич, по кличке «Алексей», у которого будто бы было найдено письмо за подписью начальника ДОО. Партияприняла решение убить «Алексея», но позднееэто решениебыло отложено, так как возникло подозрение, чтоупомянутое письмо было подброшено «Робертом».Для постороннего наблюдателясложно разобраться в подобных интригах, а для сотрудников охранного отделения это былаежедневная работа. После изучения документов стало ясно, что операция эта была подготовлена начальником ДОО. Письмо действительно было отправлено им, а«Алексей», получив его, показал комуто из членов комитета, заявив, что намеревается стать сотрудником в охранном отделении с целью действовать в пользу организациии подставить боевикам начальника охранного отделения. Когда же, наконец «Алексей» в действительности Николай Мильский, прибыл в Ростов, то полковник Карпов, задержав агента на 10 дней, воспользовался его отсутствием и начал ликвидацию Бахмутского Окружного комитета и его 11 районов. Полный провал организации (кстати, ликвидация была подготовлена и произведена по сведениям, которые предоставил агент по кличке «Роберт») в отсутствие «Алексея» послужила причиной обвинения его в провокации и ему был вынесен смертный приговор. Агента пришлось спасать. Что же касается упомянутоговыше «Роберта» то им оказался Василий Артёмов Вержановский. Онотбыл6летнее наказание в тюрьме за участи в вооружённом ограблении 3 рублей из кассы магазина и открытое вооружённое похищение печатной машинки из типографии. Сотрудником охранного отделения он стал по собственному желанию, «убедившись в утопичных стремлениях революционных организаций». Он был принят на службу и под руководством начальника ДООраскрылорганизацию социалистовреволюционеров, благодаря егосведениям была арестована типографияэсеров с важными организационными документами и арестованы несколько видных партийных деятелей,а также был ликвидированупомянутыйвышеБахмутский Окружной комитет эсеров со всеми его районами и боевым комитетом и взята типография этого комитета, печати, оружие, важная переписка. Такого ценного сотрудника нельзя было оставлять в тюрьме, который, судя по его письмам на имя императорского величествабыл «всею душою предан розыскному делу с особенным рвением способствовал правительственным агентам открывать намерения и цели революционных элементов. Суд в справедливом решении своем по делу о похищении печатной машинки… признал меня действовавшим по моей молодости, без разумения. Те нравственные страдания, которые я испытал за последние 3 года, и полное раскаяние, выразившееся в преданной службе правительству,дают мне смелость умолять Вас… даровать помилование, дав мне возможность новой службой доказать вою горячую любовь и преданность Вашему императорскому величеству»[9].НачальникДОО ротмистр Леонтьевбудет ходатайствовать переддиректором Департамента полиции о полном помиловании«принимаяво внимание продуктивную, добросовестную и искреннюю работу, а также полуторагодовалое заключение секретного сотрудникав тюрьме»[10].

Департаментполиции же,получая донесения об активном участии своих секретных агентов в революционной деятельности, а именно в экспроприациях с применением оружия, хранении бомб ит.п.Секретных сотрудников задерживали с поличнымили на месте преступления и привлекали к судебной ответственности. Заведующие охраннымиотделениями, узнав о деятельности своих секретной агентуры уже после привлечения их к следствию, в своих донесениях старались оправдатьпровокационную их деятельность. Они обращались в Департамент полиции сходатайствами об освобождении своих сотрудников от судебной ответственности. Но такое поведение не одобрялось руководством, так как согласно инструкции Департамента полиции, если «секретный сотрудник состоял членом революционной организации он не должен был заниматься так называемым «провокаторством», т.е.самим создавать преступные деяния и подводить под ответственность за содеянное ими других лиц, играющих в этом второстепенную роль или даже совершенноневиновных[11]. Однако,если для сохранения своего положенияв организацииемуприходилось участвовать в активной партийной деятельности, тоон должен был спросить разрешения лица, руководящего операциейипостараться уклоняться от тех мероприятий,которые могли быть опасны для коголибо и не привлекать к соучастию других лиц.В тоже жевремя, чтобы сохранить секретного сотрудника отразоблачения, начальник охранного отделениядолжен был принять все мерыбезопасности, чтобы обезвредить задуманное предприятие, т. е. предупредить его с сохранением интересов сотрудника.Однако, еслиагент нарушал инструкции или совершил преступление, не получив соответствующих указаний отстаршего чина,руководящего агентурой, тоДепартаментни в какой мерене выступалв защитууличённого в преступлении сотрудника, а отвечатьза «вредную деятельность» также должен был и заведующий розыском» [12]. Ведь никогда нельзя было быть увереннымв искренности бывших осведомителей, которых завербовали, как правило, в результате давления или угроз.Нельзя было поручитьсясостопроцентной гарантией за надежность подобных агентов, какие бы важные услуги они не оказывали ранее. Каждый секретныйагент рано или поздно начинал переосмысливать свою деятельность, задавать себе вопросы, связанные с правильностью выбора, мучиться от осознания виновности в арестах и расправе над революционерами, которые пострадали в результате его доносов. Это был момент очень опасный для заведующего розыском. Ведь у сотрудника рождалась мысль, что именно заведующий виноват в его психологических мучениях, связанных, как он считал с предательством, и он решалотомстить ему за своё падение, хотя в большинстве случаев последний не был виноват. Этотсложный момент неминуемо наступал у каждогосотрудника, кроме тех агентов, которые обладали твердыми убеждениями, верой в исключительность партийных идей. Как отмечают некоторые исследователи[13; 14] в период психологического кризиса у секретных агентов,заведующему отделением, необходимо было проявить весь свой профессионализм исвои человеческие качества. Этот критический момент очень важно былоне упустить. В этотпериод настоятельно требовалось или поддержать сотрудника морально, или совсем вывести его из революционной среды, из организации. Для реабилитации устроить работать совсем в другой области, вообще не связанной с агентурной деятельностью. «Он должен быть вдалеке от политики, постараться совсемзабыть её.Если офицер не успевал этого сделать, всё очень часто оканчивалось катастрофойдля него самого»[15].Принимая во внимание специфику деятельности охранных отделений, опаснаятенденция существованиядвойныхагентов была всегда. Ведь основной задачей органов политического сыска было внедрениесекретной агентуры. Для заведующего охранным отделением как показатель эффективности работы его тайные провокаторы должны бытьво всех общественныхорганизациях и политических партиях. Поэтому причины и последствия двойной игры, которую вели секретные сотрудники с розыскными органами, были самыми различными. Речь могла идтио сознательном переходе осведомителя на сторону противника, об утаивании информации, о перевербовкеагентаи введении в заблуждение органов политического сыска. Проблема провокаторства вытекала из самой организации политического розыскав России, так какего основу составляли секретные агенты, завербованные из числа революционеров. Представители либеральной оппозиции и революционеры довольно частообвиняли тайную полицию. Суть обвинений состояла в том, что она специально провоцирует антиправительственные выступления, причем в качестве инициаторов выступают агенты охранки. В результате полиция получалавполне законный способ длятого, чтобы на законных основаниях применить меры пресечения длятех, кто принимал активное участие в выступлениях против существующего порядка управления. В принципе, если принять во внимание тот ущерб, который наносили подобные акции, то можно согласиться с обвинениями в адрес охранки. Ведь при использовании секретных агентов всегда возникала проблема, как с точки зрения закона, оценивать их действия.Ведь только активно участвуя в революционной деятельности, а в идеале возглавляяорганизацию и снабжая охранное отделение ценной информацией,можно было принестимаксимальную пользу. Поэтому только заведующий отделением мог поощрять подобную противоправную деятельность своего сотрудника. Ведь основнойцелью вербовки было получение и сборценной информации.

Агенты внутреннего наблюдения входили в революционную организацию не для того, чтобы повлиять на членов ее, уговорить их прекратить борьбу и противоправительственную деятельность. Наоборот, они в организации поддерживали все активные меры, которое разрабатывало партийное подполье.Ликвидацию же революционной организации официально осуществляли всетаки чины жандармерии,начиная ее с обысков и арестов и заканчивая допросами на дознании и следствии. Они старались подействовать на арестованного своей осведомленностью, принудить его подписать протокол такого содержания: «Признавая свое заблуждение, я раскаиваюсь в том, что поддался влиянию таких людей, которые разными искусственными средствами поддерживали в обществе недоверие к существующему порядку и рисовали лучшие картины жизни в какомто будущем, называя его социализм. Теперь после долгих размышлений, я пришел к противоположному взгляду и, сознавая всю тяжесть своего преступления, прошу о снисхождениии прощении» [16].

В революционной средеРостовнаДонусчитался «провокационным городом». Из Ростова вообще в другие местности партийных работников не принимали даже с явками, по той причине, что подозревали в явившемся, агента охранного отделения. Икак докладывал в 1908 году начальникОхранного отделения полковник Карпов «в настоящее время, везде, где розыскное дело поставлено правильно, в революционной среде замечается стремление почти поголовно подозревать друг друга в провокаторстве, причём без всяких данных, и замечено, что обвинение быстро отпадает, если обвиняемый бодро защищает себя. Вконце концов, революционная среда в этом отношении дошла в своих подозрениях до того, что положительно стали не доверять друг другу истали обвинять в провокаторстве лиц, совершенно не причастных кОхранному отделению. Попутно останавливались и на лицах, действительно состоящих сотрудниками Охранного отделения. Данные к обвинению первых были более основательны, по отношениюже последних крайне гадательны»[17].

Революционеры со своей сторонывысокооценивали деятельность Донского охранного отделения. Как вспоминает участник событий В.Водолазский: «Ростовская жандармерия принимала самые активные меры к ликвидации революционных проявлений. Небезызвестный начальник жандармского управления Карпов достиг к этому времени наивысших успехов «по разведению» провокаторов и предателей. Благодаря их гнусной работе, охранка часто знала о многих революционных начинаниях, почему и могла принимать своевременные меры к их ликвидации. Аресты не прекращались. Тюрьмы области были переполнены интеллигенцией и рабочими»[18].

ДляначальникаДонского охранного отделения наверняка это былсамый лучший отзыво его работе. Подтверждение эффективной деятельности его секретной агентуры, а такжесотрудников, которые занималисьвнутренним и внешним наблюдением. Такие результаты свидетельствовали оего высокомпрофессионализме, умении качественнои на должном уровне организовать политический розыск.

Ссылки на источники1.ГАРО. ‬Ф. 826. ‬Оп. 1. ‬Д. 467. ‬Л. 45.2.ГАРО. ‬Ф. 829. ‬Оп. 2. ‬Д. 18. ‬Л. 74.3.ГАРО. ‬Ф. 826. ‬Оп. 2. ‬Д. 48. ‬Л. 67,102.4.ГАРО. ‬Ф. 826. ‬Оп.2. ‬Д.66. ‬Л. 15.5.ГАРО. ‬Ф.826. ‬Оп.2. ‬Д.66. ‬Л. 78‬90.6.ГАРО. ‬Ф.826. ‬Оп.2. ‬Д.66. ‬Л. 79.7.ГАРО Ф. 826. ‬Оп.2. ‬Д.66 . ‬Л.95‬100.8.ГАРО. Ф. 826. ‬Оп. 2. ‬Д.66. ‬Л. 120‬140.9.ГАРО. Ф. 826. ‬Оп.2. ‬Д.66. ‬Л. 254.10.ГАРО. Ф. 826. ‬Оп.2. ‬Д.66.. ‬Л. 257.11.ГАРО. Ф. 26. ‬Оп. 2. ‬Д. 48. ‬Л. 30.12.ГАРФ. Ф.102. ‬Оп. 262. ‬Д. 23. ‬Л. 1‬12.13.Сердюк И.И. Особенности профессиональнообусловленных деструкций личности//Современные тенденции в науке и образовании: сб. науч. тр.по материалам Междунар.науч.практ. конф.: в 6 ч. ‬М.: ООО «АрКонсалт»,2014.‬С.108‬109.14.

Лобанова А.В.Исторический экскурс изучения влияния условий труда на здоровье и психическое благополучие человека //Концепт: науч.метод. журн.‬2014.‬Т.20. ‬С. 476‬480.15.Спиридович А.И.Записки жандарма. ‬М., 1991. ‬С. 195.16.Баторгин М.Н.Перед лицом царского самодержавия.‬М.,1964. ‬С.148‬149.17.ГАРО. ‬Ф. 826.‬Оп. 2. ‬Д. 70. ‬Л. 200.18.Келлер В.Ю.Организация и деятельность Донского охранного отделения,а период революции 1905‬1907 гг.: дис.…канд.истор. наук. ‬Кропоткин, 2006.‬C.226.

ValentineKeller,

Candidate of Historical Sciences, Associate Professor, Branch"Kuban State University", Tikhoretskkellera@yandex.ruMethods of work of Don's secret police with secret agentsAbstract.The article discusses issues related to the forms and methods of political investigation on the Don. Provides instructions for working with the surveillance, secret agents in the security branch of the Don.Key words:Don security department, employees, secret agents, search, watch, revolutionary organizations, and reports.

Рекомендовано к публикации:

Горевым П. М., кандидатом педагогических наук, главным редактором журнала «Концепт»