Способы выражения обстоятельственных значений в поэзии М. Ю. Лермонтова

Библиографическое описание статьи для цитирования:
Патракеева Е. Б. Способы выражения обстоятельственных значений в поэзии М. Ю. Лермонтова // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2014. – № 11 (ноябрь). – С. 131–135. – URL: http://e-koncept.ru/2014/14323.htm.
Аннотация. В статье анализируются способы выражения обстоятельственных значений в поэзии М. Ю. Лермонтова. Использование различных частей речи помогает поэту передать красоту окружающего мира и глубокий внутренний мир человека.
Раздел: Филология; искусствоведение; культурология
Комментарии
Нет комментариев
Оставить комментарий
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.
Текст статьи
Патракеева Елена Борисовна,кандидат филологических наук, доцент кафедры русской филологии ФГБОУВПО «Тамбовский государственный технический университет», г. Тамбовlenkos680@mail.ru

Способы выражения обстоятельственных значений в поэзииМ. Ю. Лермонтова

Аннотация.В статье анализируются способы выражения обстоятельственных значений в поэзии М. Ю. Лермонтова. Использование различных частей речи помогает поэту передать красоту окружающего мира и глубокий внутренний мир человека.Ключевые слова:поэзия, Лермонтов, обстоятельственное значение, локальное наречие, темпоральное наречие, субстантивная форма.Раздел: (05) филология; искусствоведение; культурология.

В 2014 г. во всем мире отметили 200летний юбилей со дня рождения великого русского поэта Михаила Юрьевича Лермонтова. Творчество Лермонтова отражает не только современное ему общественное настроение, но и вечные вопросы, которые ставит перед собой человек. Поэтому мы вновь и вновь обращаемся к его наследию, которое В.Г. Белинский называл «глубоко патриотичным» и «истинно народным» [1].В данной статье исследуются языковые особенности творчества поэта ‬способы выражения обстоятельств в его произведениях, чторанее не подвергалосьспециальному исследованию.В своем творчестве М.Ю. Лермонтов создает яркие образы, которые надолго остаются в памяти читателя. Лермонтов ‬мастер изображения окружающего пространства и времени. В его произведениях природа и всё, что находится вокруг человека, является не только фоном для описываемых событий, но и помогает раскрыть образ лирического героя, передать его мысли, чувства и переживания. Лермонтов описывает и земные просторы, и высокое звездное небо, и необыкновенную красоту гор, которые часто становятся символом гармонии. На земле для поэта нет покоя, человек с его бренной сущностью стремится вверх, к горам, и дальше ‬в небо. Для выражения обстоятельственных значений в поэзии М.Ю. Лермонтова используются различные наречия. Так, для обозначения пространства автор употребляет локальные местоименные наречия нигде, здесь, тут, повсюду: «Он проникает в длинный коридор, // Трепещет… нет нигде…» («Видение»), «И ты умрёшь, и в вечности погибнешь‬// И их нигде, нигдевторично не увидишь…» («Ночь»), «…Нигдеискусству своему // Он не встречал сопротивленья…» («Демон»), «…Но что ж? ‬нигдея не слыхал // Того, что слышал от тебя я!» («Бартеневой»), «…Чуть утро осветило пушки // И леса синие верхушки‬// Французы тут как тут…» («Бородино»), «Все промелькнули перед нами, // Все побывали тут…» («Бородино»), «Здесьу дороги, над скалою, // На память водрузится крест» («Демон»), «…Как он, ищу спокойствия напрасно, // Гоним повсюдумыслию одной…» («К***») [здесь и далее цит. по: 2].Также, указывая место, поэт использует наречия слева, справа, направо, назад, вперед, впереди, вверху: «…Уланы справапошести // Вступили в город…» («Тамбовская казначейша»), «Гляжу назад‬прошедшее ужасно,// Гляжу вперёд‬там нет души родной» («К***»), «Утёсы с левой стороны, // Направо‬глубь реки мятежной» («Демон»), «…Взмахнув растрёпанною гривой, // Вперёдбез памяти летит» («Демон»), «…И, топнув о землю ногою, // Сердито он взади вперёд//По тихому берегу ходит…» («Воздушный корабль»), «Вдруг впередимелькнули двое // И больше ‬выстрел…» («Демон»), «…Впередиже // Всё тихо…» («Валерик»), «…Вверхуодна // Горит звезда…» («Звезда»).

В творчестве Лермонтова часто встречается наречие «там». Оно не только указывает на обозначение места, в котором происходят события, но и создаёт «эффект присутствия», погружает читателя в описываемую ситуацию: «За тополью высокою // Я вижу тамокно…» («Свидание»), «Тамза твердыней старою // На сумрачной горе, //Под свежею чинарою // Лежу я на ковре…» («Свидание»), «В себя ли заглянешь ‬тампрошлого нет и следа: // И радость, и муки, и всё тамничтожно…» («И скучно, и грустно…»), «Есть бедный град, тамвидели народы // Всё то, к чему теперь ваш дух летит…» («Новгород»), «И тамсквозь туман полуночи // Блистал огонек золотой…» («Тамара»), «…И странные, дикие звуки // Всю ночь раздавалися там» («Тамара»).Лермонтов добавляет к наречию «там» пространственный локализатор, который конкретизирует, уточняет место действия: «Там, под скалой пустынною, // Есть узкий поворот…» («Свидание»), «Но там, где Терек протекает, // Черкешенку я увидал…» («Черкешенка»).В стихотворении «Вид гор из степей Козлова» наречие «там» сначала употребляется Лермонтовым без определения конкретного места. Оно указывает на пространство и происходящие там события, свидетелем которых является герой:Тамбыл я, там, со дня созданья,

Бушует вечная метель…………………И там, где над моей чалмою

Одна сверкала лишь звезда,

То Чатырдаг был...Аналогичную функцию выполняет наречие «там» в стихотворении «Жалобы турка»: …Тамрано жизнь тяжка бывает для людей,Тамза утехами несется укоризна,Тамстонет человек от рабства и цепей!.. В данном тексте место описания сначала является неопределенным, и лишь в конце поэт называет его: «Друг! этот край... моя отчизна!»

Повторяющееся наречие «там» наблюдается также в стихах «Русалка» и «Цевница». Подобное наречие является, по определению И. Ковтуновой, «внутренним жестом», «композиционным стержнем» [3].Повторяемые наречия, напримернаречие «здесь» в стихотворении «Гроза»,наполняются символическим смыслом. Природная стихия «над темной бездною морской» не пугает лирического героя, он остается спокойным и невозмутимым, как и в трудной жизненной ситуации:Стихий тревожный рой мятётся ‬И здесьстою недвижим я.…….О нет!‬летай, огонь воздушный,Свистите, ветры, над главой;Я здесь, холодный, равнодушный,И трепет не знаком со мной.Иногда Лермонтов употребляет в одном тексте наречия «там» и «здесь», противопоставляя их друг другу. Взгляд поэта как бы расширяет предполагаемое пространство, фиксирует одновременность места и действия, которое происходит одновременно в двух плоскостях. «Там» и «здесь» различаются не только местом действия, но и чувствами, душевными переживаниями, которые испытывает лирический герой. Например: «Что Чесма, Рымник и Полтава? // Я вспомня леденею весь, // Тамдуши волновала слава, // Отчаяние было здесь…» («Поле Бородина»), «Ты здесьбредёшь и смотришь сентябрём, // Хоть тамкняжна лепечет: “Как он мил!”» («Булевар»), «Пусти меня!‬мой старый дом // На берегу Днепра крутом… // Пробудь я здесьеще хоть год, // Он догниет‬и упадет; // Дай поклониться мне Днепру... // Тамя родился‬там умру!» («Боярин Орша»).Наречие «туда», встречающееся у Лермонтова во многих стихотворениях, не ограничивает пространство, а изображает его бесконечность. Это может относиться как к природе, окружающему миру, так и внутреннему миру человека, к его душе: «…Как будто он хочет схватить облака…// О, если б взойти удалось мне туда, // Как я бы молился и плакал тогда…» («Крест на скале»), «Тайно был Казбек огромный // Вестью той смущён; // И, смутясь, на север тёмный // Взоры кинул он. // И тудав недоуменье // Смотрит, полон дум…» («Спор»), «В теснине Кавказа я знаю скалу, // Тудадолететь лишь степному орлу…» («Крест на скале»).В своих стихотворениях поэт уточняет пространство с помощью придаточных предложений. Например, в стихотворении «Смерть» изображено не конкретное место, а некая «духовная» субстанция, которая в культурной традиции стоит за понятиями «жизнь» и «смерть». Жизнь для Лермонтова ‬это страдания, «коварная любовь», «бесполезные думы», люди, которых он не хочет видеть. Поэт хочет найти успокоение именно в смерти, хотя сам точно не знает, что ожидает его там, где нет «ни прошлого, ни вечности, ни лет…».…Пора туда, где будущего нет,Ни прошлого, ни вечности, ни лет;Где нет ни ожиданий, ни страстей,Ни горьких слёз, ни славы, ни честей;Где вспоминанье спит глубоким сном…Часто в поэзии Лермонтова можно встретить наречия вдаль, вдали, кругом, вокруг. Употребляя данные наречия, поэт как бы расширяет пространство, делает его более неопределенным, давая читателю простор для фантазии: «…Как птица дикая в пустыне, // Как вдальпо озеру ладья…»(«Пускай поэта обвиняет…»), «Роскошной Грузии долины // Ковром раскинулись вдали» («Демон»), «…И печаль // Его встревожит, он посмотрит вдаль» («1813го июня 11 дня»), «Сидит в раздумье одиноком // И смотрит вдальприлежным оком…» («Демон»), «Кругом, в тени дерев миндальных, // Где ряд стоит крестов печальных..» («Демон»), «Она, вскочив, глядит вокруг…» («Демон»).Для обозначения времени М.Ю. Лермонтов использует местоименные наречия никогда, иногда, потом, прежде, всегда, тогда: «…Но никогдауж снова// Не сядет на коня лихого» («Демон»), «Не спорьте никогдао том, // Что невозможно быть с умом // Тому, кто в этом признаётся» («Мартыновой»), «Мук никогдаон зреть не мог…» («Звезда»), «…Иль никогда, на голос мщенья, // Из золотых ножон не вырвешь свой клинок…» («Поэт»), «…Потоммелькнули шапки две» («Валерик»), «Знакомый образ иногда// Скользил без звука и следа» («Демон»), «Всё беззаконною мечтой // В ней сердце билося, как прежде…» («Демон»), «И горе для тебя! ‬твой плач, твой стон // Ему тогдапокажется смешон» («Предсказание»), «Мой ум она манит всегда…» («Звезда»), «Всегдабезмолвно на долины // Глядел с утёса мрачный дом» («Демон»), «…Брега его цветут, тогда как дно // Всегдаглубоко, хладно и темно!» («К***»), «Всегдаусердную молитву // Он у часовни приносил…» («Демон»), «И ароматною росою // Всегдаувлажненные ночи…» (Демон»).В своих произведениях М.Ю. Лермонтов употребляет и наречия образа действия вдруг, слишком, вновь, едва, наедине, навек/навеки, вдвойне: «Неизъяснимое волненье // В себе почувствовал он вдруг…» («Демон»), «И только небо осветилось, // Всё шумно вдругзашевелилось…» («Бородино»), «Ты слишкомдля невинности мила, // И слишкомты любезна, чтоб любить!» («К***»), «…И вновьвсё спряталось в траве…» («Валерик»), «И вновьв душе его проснулся // Старинной ненависти ад» («Демон»), «…Под тяжкой ношею даров // Едваедвапереступая…» («Демон»), «Наединес тобою, брат, // Хотел бы я побыть…» («Завещание»), «…Шапку на брови надвинул‬// И навекзатих» («Спор»), «Навекимы разлучены с тобой // Стеной теперь ‬а после тайной» («Сосед»), «…Но не тем холодным сном могилы // Я б желал навекитак заснуть…» («Выхожу один я на дорогу…»), «…Блаженство нам не посылает рок // Вдвойне. Видала ль быстрый ты поток?» («К***»).В позиции обстоятельствав текстах М.Ю. Лермонтова употребляются формы на о, которые традиционно принято считать качественными наречиями, образованными от прилагательных. Существуют различные точки зрения на квалификацию данных форм. Так, они рассматриваются как краткие прилагательные среднего рода, которые определяют глаголы, глагольные формы,и обозначают не свойство предмета, а признак действия [4].По мнению Л.В. Щербы, наречие ‬это «исключительно формальная категория», потому что ее значение совпадает со значением прилагательного (например: лёгкий ‬легко). Подобные формы можно квалифицировать, по его мнению, как формы соответственных прилагательных, если бы в той же функции не употреблялись неизменяемые слова типа «очень», не производные от прилагательных [5].По мнению В.В. Виноградова, формы на о ‬это грамматические омонимы (например: причинить зло, зло посмеяться, лицо было зло). Краткое прилагательное имеет форы не только среднего рода, но и мужского, женского и связано с категорией времени. Наречия же на о не всегда соотносятся с краткими формами прилагательных, а иногда отличаются от них ударением (например, наречие «óстро» и прилагательное «острó») [6].Формы на о употребляются в позиции предиката, демонстрируя при этом грамматическую категорию рода.Различия форм на о в позициях предиката и обстоятельства содержатся не в семантике, а в грамматике, поэтому Е. Курилович использует термин «синтаксический дериват» не только по отношению к данным формам, но и к формам на ому/ему, ьи, и (поновому, постарому, полисьи, побратски) [7]. Синтаксическая функция обстоятельств, по его мнению, влияет на семантику данных форм, поэтому они обозначают признак действия или другого признака, выраженного прилагательным или адъективной формой глагола ‬причастием.В анализируемых текстах М.Ю. Лермонтова чаще используются формы на о в позиции обстоятельства при глаголе, выражая признак действия, состояния. Реже наблюдается их употребление при прилагательных. Например: «Вечнохолодные, вечносвободные, // Нет у вас родины, нет вам изгнания» («Тучи»), «Желанья!.. что пользы напраснои вечножелать!» («И скучно и грустно…»), «…И где кругом, как зоркони смотри, // Встречает взгляд берёзы две иль три…» («Моя душа»), «Без вас хочу сказать я много, // При вас я слушать вас хочу; // Но молча вы глядите строго...» («А.О. Смирновой»), «И только небо засветилось, // Всё шумновдруг зашевелилось…» («Бородино»), «…Как колос молодой, // Луной сребристой яркоосвещён, // Но без зерна ‬пустой» («Экспромты 1814 года»), «Он упрямосдвинул брови, // И усов его края…» («Дары Терека»), «Смешноже сердцем лицемерить // Перед собою столько лет…» («Валерик»), «…Одиноко// Он стоит, задумался глубоко, // И тихонькоплачет он в пустыне» («Утёс»), «На севере диком стоит одиноко//На голой вершине сосна…» («На севере диком стоит одиноко…»), «…Железом ударял мне в грудь, // И смутнопонял я тогда…» («Мцыри»), «На берег большими шагами // Он смелои прямо идёт, // Соратников громкоон кличет // И маршалов грознозовёт» («Воздушный корабль»), «…Тихосмотрит месяц ясный // В колыбель твою…» («Казачья колыбельная песня»), «К высокому берегу тихо// Воздушный корабль пристаёт…» («Воздушный корабль»), «Стоит он и тяжковздыхает, // Пока озарится восток…» («Воздушный корабль»). Данные наречия в произведениях М.Ю. Лермонтова передают состояние человека, его чувства, мысли, переживания. Природа тоже становится одушевлённой, она приобретает способность чувствовать, страдать, переживать, любить и мечтать наравне с героями стихотворений.Отмечается у Лермонтова и употребление наречных форм, которые образованы от прилагательных, но имеют соотнесенность с предложнопадежными формами (без начала ‬безначальный ‬безначально, без конца ‬бесконечный ‬бесконечно и др.). Безусловно, признак действия может быть выражен падежной формой с предлогом, но автор выбирает наречные формы, которые ярче передают признак, качество, а соответственно, и настроение, душевный порыв лирического героя. Например: «…Он увидит, // Как сердце любит по конец // И бесконечноненавидит…» («Оставленная пустынь предо мной…»), «Смело верь тому, что вечно, // Безначально, бесконечно, // Что прошло и что настанет, // Обмануло иль обманет…» («Смело верь тому, что вечно…»), «И о судьбе её чужой пришлец // Жалеет. Беззащитнопредана // Порыву бурь и зною, наконец // Увянет преждевременноона…» («1831го июня 11 дня»), «Когда блестящие наряды // Безумнорадуют тебя // Иль от ребяческой досады // Душа волнуется твоя…» («К кн. Л.Гой»).Наряду с наречными субстантивные формы с предлогом «без» (без шума, без следа, без трепетаи другие) тоже используются Лермонтовым в поэтических текстах, например: «Толпой угрюмою и скоро позабытой // Над миром мы пройдем без шума и следа…» («Дума»), «Без дум, без трепета, без слёз// Последний долг свершил Вадим, // И этот день, как лёгкий дым, // Надежду и любовь унёс…» («Последний сын вольности»), «Едва дыша, без слёз, без дум, без слов// Она стоит, бесчувственно внимая, // Как будто этот дальний звук подков // Всю будущность ее унёс с собою…» («Измаилбей»), «Ты умер, как и многие, без шума, // Но с твёрдостью. Таинственная дума // Ещё блуждала на челе твоем…» («Памяти А. И. Одоевского»), «И без оглядкис пикой за спиной // Донской казак въезжает в это поле…» («Аул Бастунджи»), «Без страхав час последней муки // Покинув свет, // Отрады ждал я от разлуки‬// Разлуки нет…» («Любовь мертвеца»).В роли обстоятельственных слов в поэтическом тексте М.Ю. Лермонтова также употребляются субстантивные формы, которые являются особыми формами глагола и прилагательного. В данныхформах не наблюдается образование нового понятия, а передаётся значение процесса, действия исходного глагола или признака. Например: «Меж тем, под бременем познанья и сомненья // В бездействиисостарится оно…» («Дума»), «…Звучал, как колокол на башне вечевой // Во дни торжестви бед народных…» («Поэт»),«…Если я со дня изгнанья// Совсем на родине забыт» («Спеша на север издалёка…»), «Ввесельежизнь его текла…» («Боярин Орша»), «И я в смущениимолчу…» («А.О. Смирновой»), «И с криком и свистом несясь по песку, // Бросал и ловил он копьё на скаку…» («Три пальмы»).

В обстоятельственной функции Лермонтов употребляет и существительные с темпоральной семантикой («с утра», «в утро», «в полдень», «вечером» и др.). Например: «…И медленно жгли их до утрапотом…» («Три пальмы»), «Два днямы были в перестрелке…» («Бородино»), «В утроли шумное, в ночь ли безгласную‬// Ты восприять пошли к ложу печальному // Лучшего ангела душу прекрасную…» («Молитва»), «Когда росой обрызганный душистой, // Румяным вечеромиль утрав час златой, // Изпод куста мне ландыш серебристый // Приветливо кивает головой…» («Когда волнуется желтеющая нива…»), «…Чтоб мне в пустыне безотрадной // На камне в полденьотдохнуть» («Спеша на север из далёка…»), «Изведал враг в тот деньнемало, // Что значит русский бой удалый…» («Бородино»), «С утра до вечератебя встречает в свете, // А я лишь час какойнибудь на дню…» («Маскарад»).Подобным приемом пользуется поэт и для обозначения пространства. Выраженное существительными с локальной семантикой, оно становится определённым, хотя и не всегда обозначает конкретное понятие, место на земле: «…Чтоб путь на северзаградить // Звездам, кочующим с востока…» («Вид гор из степей Козлова»), «На севередиком стоит одиноко // На голой вершине сосна…» («На севере диком…»), «Я красавицу младую // Прежде сладко поцелую, // На коня потом вскочу, // В степь, как ветер, улечу…» («Узник»), «Впесчаных степяхаравийской земли // Три гордые пальмы высоко росли…» («Три пальмы»), «Но сердца тихого моленье // Да отнесут твои скалы // В надзвёздный край, в твоё владенье…» («Спеша на север из далёка…»), «Спеша на севериз далёка, // Изтёплых и чужих сторон, // Тебе, Казбек, о страж востока, // Принёс я, странник, свой поклон…» («Спеша на север из далёка…»), «Утром впутьона умчалась рано, // По лазури весело играя…» («Утес»).Таким образом, обстоятельственные значения в произведениях М.Ю. Лермонтова выражаются с помощью локальных и темпоральныхнаречий, наречий способа действия, существительных и субстантивных форм. Использование данных частей речи помогает поэту передать красоту окружающего мира и глубокий внутренний мир человека.

Ссылки наисточники1.Мордовченко Н.И. Лермонтов в оценках Белинского // М.Ю. Лермонтов.‬URL: http://lermontov.info/kritika/mordovichenko.shtml(дата обращения 12.11.2014).2.Лермонтов М.Ю. Полное собрание сочинений: в 10т.‬Серия: Русская классика. Библиотека «Воскресенья».‬М.: Воскресенье, 1999‬2002. ‬Т. 1‬4.3.Ковтунова И.И. Образ пространства в поэтическом языке //Язык русской поэзии ХХ в.: сб. науч.тр. ‬М., 1989. ‬С. 36‬52.4.Аванесов Р.И., Сидоров В.Н. Очерк грамматики современного русского литературного языка. Ч.1. ‬М., 1945. ‬234 с.5.Щерба Л.В. О частях речи в русском языке // Избранные работы по русскому языку. ‬М., 1957. ‬С. 72.6.Виноградов В.В. Русский язык (Грамматическое учение о слове): учеб. пособие для вузов / отв. ред. Г. А. Золотова. ‬3е изд., испр. ‬М.: Высш. шк., 1986. ‬С. 276.7.Курилович Е. Деривация лексическая и деривация синтаксическая // Очерки по лингвистике. ‬М., 1962. ‬С. 57‬70.





Elena Patrakeeva,

Candidate of Philological Sciences, Associate Professor at the chairof Russian Philology,Tambov State Technical University, Tambov lenkos680@mail.ruWays of expressing adverbial meanings in Lermontov’spoetry Abstract.The paperstudies the ways of expressing adverbial meanings in M.Lermontov's poetry. Use of various parts of speech helped the poet convey the beauty of the outworld and a man's mental world.Keywords:poetry, Lermontov, adverbial meaning, local dialect, temporaladverb, substantive form.References1.Mordovchenko, N. I. “Lermontov v ocenkah Belinskogo”, M. Ju. Lermontov. Available at: http://lermontov.info/kritika/mordovichenko.shtml (data obrashhenija 12.11.2014)(in Russian).2.Lermontov, M. Ju. (1999‬2002) Polnoe sobranie sochinenij: in 10 vol.,Serija: Russkaja klassika. Biblioteka “Voskresen'ja”, Voskresen'e, Moscow, vol. 1‬4(in Russian).3.Kovtunova, I. I. (1989) “Obraz prostranstva v pojeticheskom jazyke”,Jazyk russkoj pojezii HH v.: sb. nauch. Tr.,Moscow,pp.36‬52(in Russian).4.Avanesov,R. I. &Sidorov, V. N. (1945) Ocherk grammatiki sovremennogo russkogo literaturnogo jazyka.Ch. 1,Moscow,234 p.(in Russian).5.Shherba, L. V. (1957) “O chastjah rechi v russkom jazyke”,Izbrannye raboty po russkomu jazyku,Moscow, p. 72(in Russian).6.Vinogradov, V. V. & Zolotova, G. A. (ed.) (1986) Russkij jazyk (Grammaticheskoe uchenie o slove): ucheb. posobie dlja vuzov,3e izd., ispr, Vyssh. shk., Moscow,p. 276(in Russian).7.Kurilovich,E. (1962) “Derivacija leksicheskaja i derivacija sintaksicheskaja”,Ocherki po lingvistike, Moscow, pp. 57‬70(in Russian).

Рекомендовано к публикации:

Горевым П. М., кандидатом педагогических наук, главным редактором журнала «Концепт»