История становления уголовной ответственности за преступления против собственности в законодательстве России

Библиографическое описание статьи для цитирования:
Молев Г. И. История становления уголовной ответственности за преступления против собственности в законодательстве России // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2014. – № S27. – С. 31–35. – URL: http://e-koncept.ru/2014/14817.htm.
Аннотация. Статья посвящена вопросам эволюции уголовной ответственности за преступления против собственности в России. Автор анализирует историю развития российского законодательства, отмечая изменение подходов законодателя к дифференциации ответственности за преступления против собственности.
Раздел: Философия; социология; политология; правоведение; науковедение
Комментарии
Нет комментариев
Оставить комментарий
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.
Текст статьи
Молев Геннадий Иванович,кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права ФГБОУ ВПО «Пензенский государственный университет», г. Пензаgmolev@mail.ru

История становления уголовной ответственности за преступления против собственности в законодательстве России

Аннотация.Статья посвящена вопросам эволюции уголовной ответственности за преступления против собственности в России. Автор анализирует историю развития российского законодательства, отмечая изменение подходов законодателя к дифференциации ответственности за преступления против собственности.Ключевые слова:имущественные преступления, наказание, собственность, уголовная ответственность, уголовная политика.Раздел:(03) философия; социология; политология; правоведение; науковедение.

Одним из наиболее важных, социально значимых и неотъемлемых гражданских прав является право собственности, охраняемое как нормами международного, так и российского права.Так, в ст. 17 Всеобщей декларации прав и свобод человекаООН от 10 декабря 1948 г., отмечено: «Каждый человек имеет право владеть имуществом как единолично, так и совместно с другими. Никто не должен быть произвольно лишен своего имущества».Конституция Российской Федерации в ч. 2 ст. 8 провозглашает равенство и защиту всех форм собственности (частной, государственной, муниципальной и иных). Согласно ст. 35 Конституции Российской Федерации, право частной собственности находится под охраной закона.Данные конституционные положения получили свое развитие в Уголовном кодексе РФ, где в качестве одной из важнейших сфер общественной жизни, выступающей в качестве объекта уголовноправовой охраны, указана собственность. Развитие современного института права собственности обусловливает усиление уголовноправового потенциала, направленного на защиту ценностей, гарантированных каждому человеку в России.Преступления против собственности традиционно составляют преобладающую часть в структуре российской преступности. По даннымМинистерства внутренних делРФ,в январе‬декабре 2013 годав нашей странебыло зарегистрировано 2206,2 тыс. преступлений.Почти половину из них (46,7%) составляют хищения чужого имущества, совершенные путем: кражи ‬922,6 тыс., грабежа ‬92,1 тыс., разбоя ‬16,4 тыс.[1].Широкая распространенность анализируемых преступлений, их ежегодный рост, высокая степень латентности, значительный имущественный ущерб и психологический вред, причиняемый потерпевшим, требуют постоянного совершенствования теории и практики уголовноправовой борьбы с посягательствами на собственность.Стратегию уголовной политики в сфере охраны собственности можно проследить, исходя из анализа исторических аспектов становления уголовной ответственности за данные преступления.Начиная с древнейших времен, правовые нормы о преступлениях против собственности составляли основу отечественного уголовного законодательства на всех этапах его кодификации.Вопросы, связанные с уголовной ответственностью за преступления против собственности, ставились и определенным образом решались еще в самых первых законодательных памятниках Древнерусского государства.Впервые о данных преступлениях упоминается в договорах князей с Византией. Так, в ст.6 договора князя Олега с Византией 911 г. говорится о краже, а в ст.7 упоминается о насильственном завладении чужой собственностью (грабеж и разбой) и об ответственности за данные деяния.В других законодательных актах древнерусского государства (например, Новгородской и Псковской судных грамотах) дифференциация уголовной ответственности за преступления против собственности определялась способами причинения вреда собственнику, формами хищения, местом совершения преступления, его предметом, а также в некоторых случаях‬особенностями личности виновного, его сословной принадлежностью. Значение Новгородской судной грамоты для развития института уголовной ответственности за преступления против собственности состоит в том, что именно в ней впервые упоминается грабеж как преступление [2].Следующим значимым актом в этой области стала Русская правда.Эпоха Русской правды охватывает период от начала XI до конца XIII в. В ней содержались нормы об ответственности за имущественные преступления ‬разбой (не отличимый еще от грабежа), кражу, самовольное пользование чужим имуществом, поджог и неисполнение обязательства [3].Кража или, как она называется в древних памятниках «татьба», есть противозаконное изъятие вещи из чужого владения с намерением присвоить ее себе. Русская Правда не ставит наказуемость за кражу в зависимостиот цены похищенного. Правда знает одну плату‬3 гривны за кражу челядина, коня, оружия, платья, сокола или пса.Наиболее подробно в Русской Правде рассматривались такие виды кражи, как кража из закрытых помещений, конокрадство, кража холопа, кража пчел имеда из бортных деревьев, кража бобров, кража морских и речных судов, кража сена или дров и т. д.При этом кража княжеского имущества ставилась под большую охрану, в связи с чем, и размер штрафа за его похищение был выше. Следует отметить, что корыстный мотив в преступлениях уже тогда считался отягчающим обстоятельством, кража рассматривалась только как умышленное преступление. Предусматривалась ответственность за групповые кражи скота, кража неохраняемого имущества наказывалась строже кражи из закрытого помещения, а убийство вора на месте преступления не наказывалось (если оно совершено ночью) и толковалось, по сути, как самооборона.Высшая мера наказания по Русской Правде ‬поток и разграбление ‬применялась только за три преступления: за убийство при разбое (ст. 7), конокрадство (ст.35), поджог дома и гумна (ст. 83).Остальные имущественные преступления наказывались штрафом. Причем подробно расписывалось, какой штраф необходимо заплатить за кражу коровы, утки, дров, сена, охотничьих собак и т. д. [4]В соответствии с Русской Правдой ответственность устанавливалась по различным элементам и признакам состава преступления в современном научном понимании. При этом принимались во внимание объективная сторона, субъект и предмет преступления.На дифференциацию ответственности влияли, в частности, способ причинения вреда, место и время совершения преступления, множественность преступлений, соучастие в преступлении и специальные признаки участников преступления.После завершения процесса централизации русских земель действуют Судебники1497 г. и1550 г. Круг наказуемых деяний в них определяется шире, чем в Русской правде. Новшеством для Судебников явилось выделение таких составов, как: мошенничество и регламентация состава разбоя.Изменяется также подход законодателя к формулировке всех диспозиций составов преступлений против собственности. Выделяется ряд новых квалифицирующих признаков, как правило, усиливающих ответственность по сравнению с простыми составами имущественных преступлений.По Судебнику 1497 г. уголовная ответственность за преступления против собственности ставилась в зависимость от способа причинения вреда собственнику, формы хищения, места совершения преступления и множественности преступлений. Повторность как квалифицирующий признак кражи, влияла на дифференциацию уголовной ответственности виновных в ней лиц.Судебник Ивана IV во многом сохранил преемственность Судебника Ивана III и, вместе с тем, внес ряд новых положений, обусловленных новыми условиями развития.Ответственность за преступления противсобственности вновь устанавливается с учетом форм хищения, места их совершения, множественности преступлений и личности преступника. Из форм хищения Судебник 1550 г. выделял кражу, грабеж, разбой и мошенничество. Им было посвящено достаточно много статей закона, в которых решались и уголовнопроцессуальные, и уголовноправовые вопросы.Таким образом, для Судебника 1550 г. характерна более детальная, по сравнению с прежними законодательными актами, разработка вопросов установления уголовной ответственности за преступления против собственности с учетом квалифицирующих признаков, личности преступника, а также способов и форм совершения преступлений данной группы.Обращение к нормам древнерусского законодательства показывает дифференцированный подход законодателя к наказуемости корыстных и некорыстных посягательств против собственности, среди которых выделились уничтожение или повреждение какоголибо конкретного вида имущества (такого как оружие, одежда, скот и т. д.). Ответственность устанавливалась в зависимости от наличия или отсутствия неоднократности преступлений. В частности, кража, совершенная впервые, наказывалась торговой казнью (ст. 55), кража неоднократная, в случае признания лицом своей вины, ‬смертной казнью, при отрицании вины с учетом характеристики личности‬заключением в тюрьму до смерти или передачей на крепкую поруку (ст.56). Выбор этих мер зависел от того, признавали виновного лихим или добрым человеком, т.е. учитывались особенности личности преступника.Соборное Уложение1649 г.‬первый систематизированный законодательный акт, к имущественным преступлениям относил следующие: татьбу простую и квалифицированную, разбой, грабеж обыкновенный или квалифицированный, мошенничество, насильственное завладение чужим имуществом. На этом этапе изменяется подход законодателя к формулировке составов преступлений, однако не всегда в лучшую сторону, более детально разрабатываются квалифицированные признаки составов.Так, в случае совершения в первый раз кражи из «государева двора» предусматривалось битье кнутом, за вторую такую кражу наказание дополнялось заточением в тюрьме на полгода. Третья кража влекла отсечение руки вору.Интересно, что хищение имущества во время стихийных бедствий рассматривалось как грабеж (ст. 91). Предусматривалось наказание за кражу оружия военнослужащим у военнослужащего (ст. 28), отсечением руки каралась совершенная ими кража лошади (ст. 29). Устанавливалась ответственность за попустительство, недоносительство и укрывательство разбойников и татей (ст. 59‬65, 77‬81), посредством конфискации имущества виновных.Совершение обыкновенной кражи в первый раз влекло битье кнутом,урезание уха, два года тюрьмы и ссылку (кстати, первыми из преступников в XVII в.клеймению были подвергнуты именно воры).Вторая кража наказывалась битьем кнутом, урезанием уха и тюремным заключением на четыре года. В случае же совершения кражи в третий раз применялась смертная казнь [5].Артикул Воинский Петра I (1715 г.) содержал нормы только уголовного права и, по сути, представлял собой Военноуголовный кодекс‬без Общей части (он не отменял Соборное уложение, а действовал параллельно с ним).Наряду с воинскими, в нем предусматривалась ответственность и за другие преступления, в том числе имущественного характера. Так, в Артикуле имелась глава «О зажигании, грабительстве и воровстве». К имущественным преступлениям относились, прежде всего, кража и грабеж. Квалифицированным считалось совершение кража: из церкви; человека с целью его продажи; у господина или товарища; во время стихийных бедствий; казенного имущества; караульным; в четвертый раз; судов, потерпевших крушение; из разрытых могил; на сумму свыше 20 рублей. Причем в последнем случае при краже на меньшую сумму сначала наказывали шпицрутенами (прогон через строй шесть раз), во второй раз такое наказание уже удваивалось, а в случае совершения третьей кражи на такую же сумму виновному урезали уши, нос и ссылали на каторгу (арт. 189).Кража, совершенная в четвертый раз, как и кража на сумму свыше 20 рублей (даже впервые совершенная), наказывалась смертной казнью. Смертная казнь довольно часто применялась за имущественные преступления. Так, она назначалась за кражу церковного имущества и святынь (через колесование ‬арт. 186): во время пожара или наводнении, из государственного учреждения, у своего господина или товарища, из военного склада. В этих случаях смертная казнь осуществлялась через повешение (арт. 191).Одним из самых опасных преступлений, согласно закону, продолжал оставаться разбой (к разбойникам причисляли также укрывателей и недоносителей). Вотличие от разбоя, грабеж охватывал вымогательство и самовольный захват имущества. Выделялись два вида грабежа: совершенный с оружием (наказуемый как разбой) и без оружия. Смертная казнь устанавливалась в обоих случаях‬соответственно, через колесование или отсечение головы. Единственное исключение в применении смертной казни было сделано для офицера за присвоение излишнего жалования или провианта: в этом случае виновный подлежал «яко вор» либо смертной казни, либо ссылке на галеры (арт. 65).В рассматриваемом аспекте следует выделить и императорский Указ «О суде и наказании за воровство разных народов». В этом документе впервые под «воровством» понимается похищение чужого имущества и определяется три его вида: грабеж, мошенничество и кража. В отношении имущественных преступлений против собственности, предусмотренных Артикулом Воинским Петра I, позиция законодателя не изменилась.Свод законов уголовных, вошедший в том 15 Свода законов Российской империи 1832 г., консолидировал действующее уголовное законодательство и стал действующим источником права. К имущественным преступлениям он относил святотатство, разрытие могил с целью ограбления, преступления, причинившие ущерб казенному имуществу, похищение, расточение и утрату казенного имущества, разбой, зажигательство, мошенничество, кражу, грабеж, подлог в имуществах.Большое значение в этом источнике придавалось преступлениям против казенного имущества. Они были выделены в специальный раздел и наказывались более строго, чем иные имущественные преступления.Свод законов законодательно закрепил изменение как диспозиций преступлений против собственности, так и систему квалифицирующих признаков.Таким образом, каждый из рассмотренных нормативных источников представляет собой определенный шаг в развитии законодательства о преступлениях против собственности.Следующим крупным законодательным актом в области уголовного права, завершившим систематизацию российского законодательства, проведенную при Николае I, стало Уложение о наказаниях уголовных и исполнительных 1845 г. В нем термин «собственность» употреблялся в качестве синонима «имущества» для обозначения всей массы имущественных прав и интересов в их многообразии.Имущественные преступления делились на совершенные в отношении казенной собственности и в отношении частных лиц.В Уложении присутствовали все основные составы, известные уголовному праву: кража, грабеж, разбой, присвоение, растрата, мошенничество в его различных видах, истребление и повреждение чужой собственности.Именно они с последующими изменениями и дополнениями, внесенными в их содержание в 1885 г., применялись весьма продолжительное время.Не отрицая практическую значимость данных норм, необходимо отметить их казуистичность и архаичность, в связи с чемнастоятельно требовалось проведение реформы уголовного законодательства. Этот процесс занят несколько десятилетий и завершился принятием Уголовного уложения 1903 г.Этот акт в целом отличался высоким уровнем юридической техники, более строгой внутренней структурой, относительно небольшим объемом.Преступления против собственности не были выделены в одну группу, в Уложении содержалось семь глав, каждая из которых объединяла имущественные посягательства одной и той же формы.Законодатель сконструировал не только общие составы умышленного и неосторожного некорыстного посягательства на собственность, но и значительное количество специальных составов, в которых отдельно ставились под охрану гидротехнические, водопроводные, газопроводные и нефтепроводные сооружения, линии электропередач, памятники культуры и т.п.Повреждением имущества считалось также нарушение правил безопасности движения, необеспечение мер безопасности при эксплуатации транспорта, недоброкачественное строительство и т. п. В результате такогопонимания повреждения имущества круг преступлений против собственности получил значительно более широкую, чемранее, трактовку [6].Несмотря на точто Уложение так и не было введено в большей своей части в действие, оно оказало существенное влияние на все последующее развитие российского уголовного законодательства вплоть до наших дней.Октябрьская революция ознаменовала переход к новому социальноэкономическому строю, при котором особое значение придавалось охране и укреплению социалистической собственности.Защита осуществлялась лишь в тех пределах, какие диктовались необходимостью поддерживать известный экономический правопорядок.О необходимости борьбы с хищениями говорилось в целом ряде нормативных актов, изданных в первые годы существования Советского государства: в декрете Совета Народных Комиссаров РСФСР № 1 от 24.11.1917 г. «О суде», в декрете Совета Народных Комиссаров РСФСР от 21.10.1919 г. «О борьбе со спекуляцией, хищениями в государственных складах, подлогами и другими злоупотреблениями по должности в хозяйственных и распределительных органах».До принятия первого советского уголовного кодекса не существовало единой системы норм о преступлениях против собственности с четко очерченными составами преступлений и соответствующими санкциями. Однако в некоторых декретах делались попытки сформулировать конкретные нормы. Так, декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 1 июня 1921 г. «О мерах борьбы с хищениями из государственных складов и должностными преступлениями, способствующими хищениям» содержал подробный перечень уголовно наказуемых деяний. Все виды хищения наказываются лишением свободы со строгой изоляцией на срок не ниже трех лет, а при отягчающих обстоятельствах (многократность деяний, массовый характер хищений, ответственная должность виновного и др.)‬расстрелом.Основным историческим актом в развитии советской доктрины преступлений против собственности стало постановление ЦИК и СНК СССР от 07.08.1932 г. «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности».Указанный нормативный акт дополнил традиционные главы республиканских Уголовных кодексов нормой о преступлении против социалистической собственности, предусмотрев ответственность за хищение грузов на железнодорожном и водном транспорте, а также за хищение колхозного и кооперативного имущества, установив крайне жесткое, вплоть до смертной казни, наказание за это деяние.После принятия Уголовного кодекса РСФСР 1922 г. ответственность за имущественные преступления стала определяться наосновании соответствующих его статей.Преступлениям против собственности в Особенной части Кодекса 1922 г. была посвящена гл. VI «Имущественные преступления». В ней предусматривалась ответственность за традиционные виды посягательств на отношения собственности, такие как кража, грабеж, разбой, присвоение или растрата, мошенничество, вымогательство, шантаж, умышленное истребление или повреждение имущества.Диспозиции большинства норм были описательными, содержали четкие признаки конкретных преступлений. Нормы о насильственных преступлениях против собственности (грабеж, разбой, вымогательство) не предусматривали дифференциации ответственности в зависимости от формы собственности.Для отдельных видов имущественных посягательств кодекс 1922 г. предусматривалповышенную ответственность при наличии квалифицирующих признаков (группа, промысел).Необходимо отметить, что разработка в первом советском уголовном кодексе системы преступлений против собственности, описание их составов, были выполнены на высоком юридическом уровне и послужили основой для дальнейшего развития законодательства по борьбе с этими преступлениями.Уголовный кодекс РСФСР 1926 г., сохранил преемственную связь с Уголовным кодексом 1922 г.: ни система имущественных преступлений, ни конструкция отдельных составов не претерпели в нем существенных изменений. В соответствии с общими направлениями уголовной политики того времени были снижены санкции за имущественные преступления.В 30е гг.начался процесс усиления репрессивного характера многих уголовноправовых норм. В числе первых законодательных новелл этого периода следует назвать постановление ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» от 7 августа 1932 г.Задача укрепления социалистической собственности решалась путем ужесточения уголовной ответственности за хищение грузов на железнодорожном и водном транспорте, а также за хищение (воровство) кооперативного и колхозного имущества. В обоих случаях предписывалось применять в качестве меры судебной репрессии высшую меру социальной защиты‬расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией имущества.После окончания войны, приведенные указания, рассчитанные на военный период, утратили силу. Вновь обострилась проблема чрезмерно мягких санкций за преступления против личной собственности и большого разрыва между наказуемостью преступлений против разных форм собственности. Эта проблема была своеобразно решена в указах Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г.Указы установили суровую ответственность за преступления против собственности, сохранив дифференцированный подход к охране различных форм собственности. При этом разрыв между наказуемостью хищений социалистического имущества и преступлений против личной собственности граждан был сокращен путем резкого повышения санкций за последние.По Указу «Об усилении охраны личной собственности граждан» наказание за кражу личного имущества граждан составляло от пяти до шести лет лишения свободы, а при отягчающих обстоятельствах («кража, совершенная воровской шайкой или повторно») ‬от шести до десяти лет. За разбой устанавливалось наказание в виде лишения свободы на срок от 10 до 15 лет с конфискацией имущества, а при отягчающих обстоятельствах ‬от 15 до 20 лет с конфискацией имущества.С принятием данных указов в научной и учебной литературе почти полностью исчез термин «имущественные преступления». В Особенной части УК стали различать «Преступления против социалистической собственности» и «Преступления против личной собственности граждан», что нашло свое закрепление и в Уголовном кодексе РСФСР 1960 г.В новом УК обеспечивалась приоритетная охрана социалистической собственности (государственной и общественной). В Особенной части УК посягательства на социалистическую собственность по степени опасности стояли выше, чем преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности (глава третья).Так, кража государственного или общественного имущества при особо отягчающих обстоятельствах наказывалась лишением свободы на срок от 5 до 15 лет, с конфискацией имущества или без нее (ч. 3 ст. 89), тогда как подобная кража личного имущества могла повлечь лишение свободы на срок от 4 до 10 лет (ч. 3 ст. 144).В Основы уголовного законодательства 1958 г. и УК 1960 г. на всем протяжении их действия вносились различные изменения. Процесс реформирования активизировался в связи с обсуждением и принятием новой Конституции СССР 1977 г., тем не менее, прогрессивные изменения практически не коснулись вопросов собственности.Статьей 10 Конституции СССР 1977 г. устанавливалось, что основу экономической системы СССР составляет социалистическая собственность на средства производства в форме государственной (общенародной) и колхознокооперативной собственности. Приоритет социалистической собственности по сравнению с личной собственностью граждан, закрепленный на конституционном уровне, находил воплощение в охране этих форм собственности уголовным правом. Предусматривалась ответственность за более широкий круг преступлений. В частности, была установлена уголовная ответственность за такие виды преступлений, как хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем присвоения илирастраты либо путем злоупотребления служебным положением; хищение государственного или общественного имущества в особо крупных размерах; причинение имущественного ущерба государству или общественной организации путем обмана или злоупотребления доверием и некоторые другие.Аналогичные виды деяний, направленных против личной собственности граждан, не были криминализированы. Необходимо также отметить, что преступления против социалистической собственности карались намного строже.В советский период система норм об имущественных преступлениях по УК РСФСР 1960 г. строилась поразному для преступлений против социалистической собственности и преступлений против личной собственностиграждан.В первом случае центральное место отводилось хищениям как наиболее опаснымпреступлениям, в преступлениях же против личной собственности граждан хищения вначале не выделялись, поскольку в главе 5 Особенной части этот термин не употреблялся. Постепенное распространение понятия «хищение» на все формы собственности было законодательно закреплено лишь 1 июля 1994 г. и в равной степени способствовало подготовке Уголовного кодекса 1996 г.Закон РФ от 1 июля 1994 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовнопроцессуальный кодекс РСФСР» ознаменовал собой окончательный отказ законодателя от признания форм собственности основным критерием дифференциации уголовной ответственности за преступления против собственности. Данное направление сохранено и в действующем уголовном законодательстве России.Действующий Уголовный кодекс РФ под преступлениями против собственности понимает предусмотренные гл. 21 УК деяния, соединенные с нарушением права владения, либо с иными способами причинения собственнику имущественного ущерба, или с созданием угрозы причинения такого ущерба.Глава 21 УК РФ «Преступления против собственности» включена в Раздел 8 УК РФ «Преступления в сфере экономики», она обеспечивает уголовноправовую защиту права собственности.Уголовная ответственность за преступления против собственности не зависит от формы собственности. Родовым объектом данных преступлений являются отношения собственности, видовыми объектами‬формы собственности. Предметом хищения и других преступлений против собственности (за некоторыми исключениями) является чужое, не находящееся в собственности или в законном владении лица имущество.Преступления против собственности включают в себя две группы преступлений: хищения; иные преступления против собственности, не содержащие признаков хищения.В группу хищений входят: кража (тайное хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием); присвоение или растрата (хищение чужого имущества, вверенного виновному); грабеж (открытое хищение чужого имущества); разбой (нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия); хищение предметов, имеющих особую ценность (культурную, историческую, научную, художественную), когда материальная ценностьотходит как бы на второй план или ценность похищенного имущества попросту невозможно выразить в деньгах.К группе иных преступлений против собственности, не содержащих признаков хищения, относятся: вымогательство (требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего, его близких); причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (действия, состоящие в обмане или злоупотреблении оказанным виновному доверием, в результате чего собственнику причиняется имущественный ущерб в крупном размере); неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (угон).Нормы главы 21 УКРФ («Преступления против собственности») в целом обеспечивают охрану собственности как материальной основы создания вокруг человека современной социальной среды, которая работает на улучшение егоздоровья, образования, жилья, условий труда, повышения его доходов и личной конкурентоспособности. Между тем именно сквозь призму интересов личности: равенства в степени защищенности и ответственности граждан в сфере охраны собственности‬отчетливо видны просчеты, допущенные законодателем при конструировании этихнорм. Поэтому в рамках уголовной политики государства возникает необходимость научиться оценивать и принимать меры, вопервых, к повышению эффективности правоприменительной практики, вовторых, к повышению эффективности уголовноправовых норм и институтов. Необходимо продолжение научного поиска оптимальной законодательной модели системы уголовноправовых норм об указанных общественно опасныхпосягательствах, а также переосмысление системы мер противодействия рассмотреннымправонарушениям.С учетом сказанного представляется целесообразным дальнейшее исследование нормативных положений об ответственности за преступления против собственности.

Ссылки на источники1.Краткая характеристика состояния преступности в Российской Федерации за январь‬декабрь 2013 года. ‬URL: http://mvd.ru/Deljatelnost/statistics/reports/item/1609734/

2.Верина Г.В. Дифференциация уголовной ответственности за преступления против собственности: проблемы теории и практики: автореф. дис. …дра юрид. наук.‬Саратов, 2003. ‬С. 13.3.Радин И. М. История русского права. Периоды: древний, московский и императорский. ‬СПб., 1910. ‬С. 257.4.Анисимов В. Ф. История законодательства России о преступлениях против собственности //Вестник Югорскогогосударственного университета. ‬2009. ‬Вып. 4(15). ‬С. 52‬58.5.Рогов В. А. Уголовное право и карательная политика в Русском государстве XV‬XVII вв. ‬М., 1990.‬С. 66.6.Незнамова З. А. Уголовное право. Особенная часть.‬М.: НормаИнфра, 1998. ‬С. 182‬188.

Gennadiy Molev,PhD, Associate Professor, Department ofcriminal law"Penza State University," Penzagmolev@mail.ruHistory of the formation of criminal responsibility for crimes against property in the Russian legislationAbstract.The article is devoted to the evolution of criminal responsibility for crimes against property in Russia. The author analyzes the history of the development of Russian legislation, noting the change of approach to the differentiation of the legislator responsible for crimes against property.Key words:property crime, punishment, property, criminal liability, criminal policy.

Рекомендовано к публикации:

Горевым П. М., кандидатом педагогических наук, главным редактором журнала «Концепт»