Анализ ошибок в печатных и электронных СМИ

Библиографическое описание статьи для цитирования:
Зербалиева Н. Ф., Раджабова Г. С. Анализ ошибок в печатных и электронных СМИ // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2015. – № S15. – С. 16–20. – URL: http://e-koncept.ru/2015/75213.htm.
Аннотация. В статье «Анализ ошибок в печатных и электронных СМИ» характеризуется систематизация и типология ошибок. Рассматривается необходимость глубокого изучения функционирования языка, пристального внимания к языку газеты. Значительное внимание в статье уделяется выявлению причин появления и разработке комплекса мер по устранению подобного рода ошибок.
Раздел: Филология; искусствоведение; культурология
Комментарии
Нет комментариев
Оставить комментарий
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.
Текст статьи
ЗербалиеваНаиля Фаиковна,кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры русского языка и культуры речиФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный технический университет», г. Махачкала

Раджабова Гюльчимен Сейфуллаховна,кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры русского языка и культуры речиФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный технический университет», г. Махачкалаnailya.zerbaliyeva@mail.ru

Анализ ошибок в печатных и электронных СМИ

Аннотация. В статье «Анализ ошибок в печатных и электронных СМИ» характеризуется систематизация и типология ошибок. Рассматривается необходимость глубокого изучения функционирования языка, пристального внимания к языку газеты. Значительное внимание в статье уделяется выявлению причин появления и разработке комплекса мерпо устранению подобного рода ошибок.Ключевые слова:спонтанная речь, читатель, газета, влияние, однотипные ошибки, язык, речевая норма, грубая ошибка, виды ошибок.Раздел: (05) филология; искусствоведение; культурология.

В настоящее время вопросы развития речи, т.е. вопросы практического овладения языком, ставятся как важнейшие вопросы преподавания русского языка. Особенности фонологической системы родного языка способствуетвосприятию и обозначению звукового состава русского слова с позиции родного языка, что является источником специфических (национальных) ошибок.Правильная классификация ошибок помогает найти правильные пути их исправления и организовать дальнейшую работу по языку, дает возможность продумать методику работы над каждым типом ошибок, разработать своего рода правила этой работы.

Овладение любой стороной языковой культуры сопряжено с определенными трудностями. Нередко нарушают правила сочетания слов в предложении, неправильно образуют грамматические формы слов, неправильно используют слова.

Ошибки лексическиеили семантические, вызванные незнанием лексического значения слов и особенностей их сочетания.Нарушение лексических норм приводит к искажению смысла высказывания.

Лексические ошибки –это ошибки в употреблении или образовании слов. Довольно часто можно встретить неправильное употребление глагола ложить вместо класть. Глаголы ложитьи класть имеют одно и то же значение, но класть –общеупотребительное литературное слово, а ложить–просторечное. Встречаются также нарушения лексических норм, связанные с тем, что учащиеся путают слова, близкие по звучанию, но различные по значению. Например, употребление глаголов предоставитьи представить. Глагол предоставитьозначает «датьвозможность воспользоваться чемлибо» (предоставить квартиру), а глагол представитьимеет значение «передать, предъявить чтолибо, комулибо» (представить доказательства) [1].

Ошибки грамматическиев соответствии с тремя основными разделами грамматики можно разделить на: а) ошибки словообразовательные; б) ошибки грамматикоморфологические неправильно образованные формы слов. Например, искажение рода существительных: «мужества» (мужества), «правительства»(правительство), «изложения» (изложение), «на отделению» (на отделение), «премие» (премия), «хозяинами» (хозяевами); в) ошибки грамматикосинтаксические нарушение правил соединения слов предложении [3].

Синтаксические нормы –это правила использования синтаксических конструкций. Несоблюдение порядка слов создают предложения, которые имеют два смысла. Например, как понять фразу «хозяин дома спал?» То ли речь идет о спящем хозяине дома, то ли о том, где спал хозяин? В предложении «в древних документах подобного рода термин отсутствует» сочетание подобного родаможет относиться к сочетанию древних документахили к слову термин.

Исправление синтаксической ошибки возможно только в том случае, когда будет установлено, какое правило связи слов в предложении нарушено. Кязыковым относятся также и ошибки стилистические, связанные с употреблением в высказывании или тексте языковых единиц(слов, словосочетаний, предложений), обладающих стилистической окраской, не соответствующей стилистической окраске данного высказывания или текста в целом.К стилистическим ошибкам относят случаи неудачного, неправильного употребления синонимов, многословие, необоснованное повторение одних и тех же слов. Например, пожилой дуб, дряхлая избушка(вместо старый дуб, ветхая избушка); в предложении «Предатель выдал Сашу и, и схватили его»стилистической ошибкой следует считать постановку дополнения егопосле сказуемого; в предложении «И долго его мучили и потом казнили его» к числу таких ошибок следует отнести повторение слов ии его.Еще в 1952 году А.Н. Гвоздев в своей работе утверждает что стилистика «выясняет особенности в значении и экспрессии различных синонимичных языковых приемов». Стилистические ошибки исправляются путем замены употребленного слова или выражения синонимичным ему словомили выражением, соответствующим стилю всей работы, путем устранения многословия, повторения и т.п.

Выделяется целаягруппа ошибок, которые не могут быть соотнесены нис одним из языковых уровней. Это так называемые неязыковые ошибки (по классификации М.Р. Львова), относящиеся к форме речи устной и письменной: орфографические ошибки –нарушение правил правописания.Например,«жыла» (жила), «пришол» (пришел), «отличые» (отличие), «увожали» (уважали), «самалет» (самолет), «прогресивное» (прогрессивное),«одинадцатое» (одиннадцатое), «ни когда не был» (никогда не был), «нехватало» (не хватало). Орфографические ошибки исправляются в зависимости от их характера; пунктуационныеошибки –неправильная постановка знаков препинания; каллиграфическиеошибки –неправильное начертание букв; графическиеошибки –описки, пропуски букв, замены из и пр.; ошибки в чтении–неправильное прочтение отдельных слов или элементов; а также ошибки, связанныес содержанием или структурой текста: фактическиеошибки –разновидность неязыковых ошибок, заключающаяся в том, что говорящий или пишущий недостаточно хорошо владея информацией по обсуждаемой теме, приводит факты, противоречащие действительности, напр. «Столица США –НьюЙорк», и композиционныеошибки –ошибки, связанныес нарушениями требований к последовательности и смысловой связности изложения.Композиционнотекстовые ошибки могут относиться к зачину, к основной части изложения и к концовке[2].Требования правильности языка газеты обусловлены как минимум тремя причинами. Вопервых, неряшливое в языковом отношении оформление текста (сколь содержателен он бы ни был) сразу снижает доверие к нему образованного читателя, разрушает ту коммуникативную цепь, которую рассчитывает замкнуть журналист между газетой и читателем. Вовторых, газета считается вольным или невольным распространителем ненормативного языка, разрушает языковой вкус читателя. Втретьих, газета несет ответственность за чистоту и правильность одного из государственных языков России –русского языка.Ученыефилологи периодически обращают свой взгляд к газетам и другим видам СМИ, поскольку они дают богатейший материал для изучения функционирования языка. Такая традиция пристального вниманияк языку газеты складывалась и в дагестанской лингвистике. Но в 7080е годы лингвисты выискивалиошибки на страницах газет с целью их классификации. Прошло несколько десятилетий, и ошибки в языке газеты хлынули лавиной, ошибки всех видов: орфографические, пунктуационные, грамматические, речевые, стилистические. Теперь дело уже не в вылавливании их, а в том, как, каким образом справиться с этим потоком косноязычия, как частично перекрыть его, пока он окончательно не сорвал плотину читательского доверия к прессе.Ошибка —это отклонение от общепринятых рекомендуемых нормами литературной речи правил употребления слов, словосочетаний и предложений. Правила эти складываются исторически под воздействием двух условий —системных закономерностей языкового строя и некоторого набора условных соглашений, которые касаются образования и произношения отдельных форм, слов и целых выражений. Последние, т.е. условные соглашения, своим происхождением в конечном счете тоже обязаны системным закономерностям, но более глубоким хронологически, связанным с ранним, не современным состоянием языка, а кроме того, они дополняются еще поправками, своего рода «возмущениями», вносимыми в логически строгий, системный порядок языкового строя так называемыми экстралингвистическими факторами, —историкокультурными, политическими, идеологическими соображениями. Такие «поправки» представляют собой результат сознательного воздействия общества на язык и формируют специфические традиции речевой культуры. Таким образом, ошибкой становится нарушение (незнание) либо системных правил, либо установленной обществом конвенции, которая касается кодифицированного, одобренного обществом облика конкретных языковых единиц.Например, в системной цепочке форм мешать —помешать, строить —построить, целовать —поцеловать, писать —написать, читать —прочитатькодифицированные нормы литературной речи запрещают пару «ложить —положить», и хотя убедительное объяснение этому запрету дать трудно, это нарушение считается грубой ошибкой (ср. «те продукты, которые ложатна стол...» —А. Заверюха; «Камины я ложил сам...» —А. Тяжлов). Глагольная основа ложитьупотребляется согласно действующей норме со всеми приставками в русском языке (в, воз, вы, до, за, из, на, об, по, под, пред, предпо, при, раз, распо,с, сопо, у). Однако не может употребляться самостоятельно: такова культурноречевая традиция, таково соглашение о том, что правильно, а что неправильно.Другой пример условности некоторых нормативных правил: до недавнего времени правильным, соответствующим нормам литературного языка считалось сочетание с Украины в ряду таких противопоставлений, как с Урала, с Оби, с Дальнего Востока, но из Молдавии, из Белоруссии, из Якутии. Тем не менее, по соображениям национального престижа, дескать «с Украины, значит с окраины» (хотя исторически это именно так), украинскими политиками эта форма была осуждена как неправильная и отвергнута, и теперь в средствах массовой информации мы читаем и слышим только «из Украины». Более того, влияние средств массовой информации на наше языковое сознание столь велико, что автор этих строк, с детства воспитанный на системно обусловленной в русском языке форме «с Украины», поймал себя недавно на том, что совершенно спонтанно употребил в своей речи (обыденной речи, не публичной!) форму «из Украины», повторив статистически преобладающее теперь сочетание. Все это были образцы нарушений конвенционально принятой части литературных норм, ошибки же против системно обоснованных правил более очевидны и поддаются логическому объяснению. Так, вприводимых ниже фразах, содержится одна и та же довольно типичнаяошибка:проснувшись завтра, за окном уже будет ноябрь;посулив Смурову 50 тысяч, договоренность была достигнута;слушая все эти истории, во мне взыграло мужское самолюбие.Деепричастный оборот, которым начинается каждая из фраз, относится к определенному грамматическому лицу (я, мы, вы) и обозначает дополнительное действие по отношению к основному действию того же лица, т.е. логический и грамматический субъект деепричастного оборота ипоследующего действия (глагола) в такого типа конструкциях должен оставаться одним и тем же: проснувшись завтра, я увижу, что за окном уже ноябрь и т. п. Если же говорящий хочет сохранить противопоставление двух субъектов (мы и наша договоренность, я и мое самолюбие), ему придется все высказывание (в состав которого входит деепричастный оборот) преобразовать в сложноподчиненное предложение с придаточным времени: пока я слушал все эти истории, во мне взыграло мужское самолюбие.Конечно, степень «лингвистической грубости» отклонения от культурноречевой нормы бывает различной. Так, от обычной оговорки опечатки, вызванной объективной причиной —сбоем в работе речепорождающего механизма, —не застрахован даже носитель элитарной речевой культуры. Поэтому простительными следует считать «ошибки» типа «на чем жиждется мафия» (В.И. Колесников) или «на открытии памятнику Высоцкому» (Н. Даръялова), примеры так называемой регрессивной ассимиляции —в первом случае фонетической, во втором —морфологической. С подобной оговоркой, но уже лексического плана, мы имеем дело во фразе М. Арбатовой «представительница флоры (вместо фауны) делает свой выбор самостоятельно». Эти бессознательные, неконтролируемые случаи нарушений правильности всегда замечаются слушателями, останавливают их внимание, но не разрушают адекватное восприятие речи. Бывают сознательно вводимые в литературную речь отклонения от ее правильности, которые по замыслу говорящего призваны создавать определенные стилистические эффекты. Уделив так много места рассмотрению негрубых ошибок в спонтанной речи, появление которых имеет объективные основания и связано с особенностями речемыслительного процесса, мы хотели показать, что “ошибка” иногда находится на грани языкового изменения и может дать начало тенденции вариативности языковых явлений. Именно такие “ошибки” мы готовы воспринимать с улыбкой понимания. К сожалению, процент подобных ошибок в нашей “летописи” невелик, составляя десятую часть от 450 зафиксированных в ней случаев. Подавляющее же их число представляет собой грубые нарушения правил грамматического и фонетического строя, лексической семантики, стилистических норм русского языка и заставляет еще и еще раз обратить внимание на недопустимость в публичной речи безграмотных, неточных (вплоть до двусмысленных) и неряшливых выражений, которые вызовут у слушателей уже не «улыбку понимания», а ядовитый смех осуждения. Для преодоления этих негативных фактов есть только один путь —сознательное обучение и овладение нормами правильной и красивой русской речи.Дело в том, что ошибка —это всегда палка о двух концах: одним концом по барину, другим по мужику. Для «барина», т.е. для говорящего, ошибка опасна в двух отношениях. Она подрывает доверие к тому, что он говорит, вызывает сомнение в истинности им сказанного, а с другой стороны, негативно характеризует его как личность, плохо владеющую русским языком. Ведь проникший на страницы печати мат (или «матизмы», как не вполне удачно называют это явление в лингвистической литературе) и другие инвективы выполняют в публичной речи совсем иную функцию, чем та, которая им свойственна, например, в «мужском» разговоре шоферов в гараже, обсуждающих свои профессиональные проблемы. В последнем случае «матизмы», составляющие иногда до 30% словоупотреблений, —это просто вводные модальные слова или словапаразиты, передающие эмоциональную тональность речи, не несущие никакого оценочного смысла и не относящиеся к содержанию разговора. В публичной речи те же слова выполняют преимущественно номинативную роль, обозначая соответствующие предметы и действия, а это уже намеренное снижение культурного уровня слушателя, знак пренебрежения и неуважения. Ошибка, особенно если она связана с некорректным употреблением метафоры или фразеологизма, способна иногда обнажить глубинные, обычно скрываемые мотивационные стереотипы и установки языковой личности. Если систематизировать собранные дефектные высказывания по лингвистическим основаниям, сведя в единый блок однотипные ошибки, мы получим два десятка их разновидностей, среди которых статистически преобладающими оказываются стилистические, грамматические (управление, согласование, неправильное формообразование), лексические. Единичными фактами представлены нарушения, связанные с грамматическим родом аббревиатур (одно ЦК вместо один ЦК, сама МВФ вместо сам МВФ, НАТО —оно вместо она и под.; с образованием сравнительной степени прилагательных и краткой формы (слабже, более слабее, более скромнее, более хуже, более подробнее, прежен вместо прежний); с пропуском слова во фразе (порывы ветра достигали пятнадцать—двадцать метров в секунду вместо достигали скорости; фильм «Армагеддон» состоится вместо просмотр или премьера фильма; итог нашего круга вопросов вместо итог рассмотрения; кого имел Президент вместо имел в виду Президент и др.); с логическим противоречием в высказывании, порожденным скрытым психическим конфликтом, или с контаминацией нескольких словосочетаний (я впервые еще раз увидела; температура не будет очень холодной).Анализ и типология наиболее характерных нарушений норм литературного русского языка на страницах СМИ Дагестана позволяет выявлять причины появления и разработать комплекс мер по устранению подобного рода ошибок.

Ссылки на источники1.Введенская Л.А., Павлова Л.Г., Кашаева Е.Ю. Русский язык и культура речи. Ростовна Дону 2002.С. 53.2.Гвоздев А.Н. Очерки по стилистике русского языка, М. 1952. С. 67.3.Костомаров В. Г. Языковой вкус эпохи. Из наблюдений над речевой практикой массмедиа. СПб, 1999.С. 44.Zerbalieva NailyaСandidate of philological sciences, senior lecturer of Russian language and speech culture department, DSTU,MakhachkalaRadzhabova Gulchimen SeifullakhovnaСandidate of philological sciences, senior lecturer of Russian language and speech culture department, DSTU,MakhachkalaAnalysis of errors in printed and electronic mediaAbstract. In the article "Analysis of errors in printed and electronic media" is characterizedthe classification and typology of errors. Discussed is the need ofindepth study of the language functioning , attention to newspapers language. Considerable attention is paid to the reasons of the emergence and development of complex measures to eliminate such errors.Key words:spontaneous speech, reader, newspaper, influence, similar errors, language, speech standard, gross error, types of errors.