Соотношение конфессионального и светского в современных государстве и праве в контексте формирования эпистемы постсекулярности

Библиографическое описание статьи для цитирования:
Усенков И. А. Соотношение конфессионального и светского в современных государстве и праве в контексте формирования эпистемы постсекулярности // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2018. – № 1 (январь). – URL: http://e-koncept.ru/2018/183003.htm.
Аннотация. В статье рассмотрены ключевые противоречия между светским и конфессиональным в современном государстве, обществе и регулирующих их функционирование нормах. Автор на конкретных примерах иллюстрирует существование общества, в котором свободы совести и вероисповедания признаются высшей ценностью, но фактически принадлежат уходящей эпохе секулярного мира.
Раздел: Философия; социология; политология; правоведение; науковедение
Комментарии
Нет комментариев
Оставить комментарий
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.
Текст статьи
Усенков И. А. Соотношение конфессионального и светского в современном государстве и праве в контексте формирования эпистемы постсекулярности //Научнометодический электронный журнал «Концепт». –2018. –№ 01(январь).–0,4п.л. –URL: http://ekoncept.ru/2018/183003.htm.1

ART183003УДК 348.328.2

Усенков Иван Алексеевич,

магистрантФГБОУ ВО «Волгоградский государственный университет», г. Волгоградusenivan@yandex.ru

Соотношение конфессионального и светского в современномгосударстве и праве в контексте формирования эпистемы постсекулярности

Аннотация.В статье рассмотрены ключевые противоречия между светским и конфессиональным в современномгосударстве, обществе и регулирующих их функционирование нормах. Автор на конкретных примерах иллюстрирует существование общества, в котором свободысовести и вероисповедания признаются высшей ценностью, но фактически принадлежат уходящей эпохе секулярного мира.Ключевые слова:конфессиональное, светское, свободысовести и вероисповедания, секулярное общество, постсекулярное общество.Раздел: (03) философия; социология; политология; правоведение; науковедение.

Идеи секулярного общества свое теоретическое обоснование получают в Новое время. Уже тогда в стройную систему структурируются его признаки, к которым относят:1)рационализациюкак индивидуального, так и общественного сознания в связи с научнотехническим прогрессом и индустриализацией производства;2)становление религии как одного из культурных институтов, т.е.определение рамок ее дислокации в обществе, в связи с чем влияние религии на иные сферы существенно ограничивается, а порой и вовсе исключается;3)утратурелигией абсолютного и универсального характера. Ценности, взгляды, убеждения становятся делом каждого человека более, чем прежде. В связи с этим они становятся более дифференцированными, а такой плюрализм не может не сказаться на утрате религией своего веса [1].Секуляризм связан с теориями естественной религии и естественного права, берущими свое начало в Новое время [2]. Первая провозглашала религию категорией, берущей свое начало не вовне, в внутри человека, в его интуиции, совести и «чувстве Бога». В этом контексте конфессиональная принадлежность личности отходит на второй план, поскольку религиозное чувство зависит от индивидуальных особенностей, а не от конфессиональной традиции. Идеи индивидуального самоопределения человека в своих религиозных убеждениях, принадлежности человеку ipsofactoряда прав, к которым относятся в том числе свободы совести и вероисповедания,врожденной свободы личности (теория естественного права),породили взгляды на религию как особый социальный институт, важную часть (но не более чем часть) культуры [3]. Подобное не могло не привести к последовательному ее исключению из политической, экономической и правовой сфер; утверждению плюрализма религиозных взглядов (изначально под ним подразумевалась возможность выбора любой религии, позже –и возможность отказа от любых религиозных взглядов).Широкие возможности для самоопределения личности в сфере взглядов на мир детерминировали становление поликонфессионального социума, для обеспечения функционирования которого необходима была толерантность: граждане могут исповедовать различные убеждения, при этом толерантно воспринимая не сходные, а порой и противоречащие им идеи [4]. Государство, позиционирующее себя как светское, в религиозные отношения граждан не вмешивается, обеспечивая светский характер Усенков И. А. Соотношение конфессионального и светского в современном государстве и праве в контексте формирования эпистемы постсекулярности //Научнометодический электронный журнал «Концепт». –2018. –№ 01(январь).–0,4п.л. –URL: http://ekoncept.ru/2018/183003.htm.2

образования, однако при этом не препятствуя ведению религиозными организациями миссионерской деятельности.Однако сегодня «мирное сосуществование» государства и религии, зародившееся изначально в философскобогословской мысли, становится реальностью современного социума, а переосмысление секулярной концепции просвещения происходит на всех уровнях. Примечательно, что данные изменения направлений мышления произошли практически одновременно в Европе и России, их феномены имеют различные названия, но близки по сути: если на Западе это принцип «непротиворечивости веры и знания», впервые озвученный в энциклике Иоанна Павла II, то в нашей стране это возрождение византийской концепции «симфонии властей» [5].Обычно понятия свободы совести и свободы вероисповедания тесно связаны между собой, часто в понимании ряда ученых сливаясь в одно личное (гражданское) право. Обе части данной позиции не являются, на наш взгляд, корректными: вопервых, свобода совести –это межотраслевое понятие, ее регулирование включает целый ряд отраслей права: конституционного, административного, муниципального, гражданского, трудового и уголовного;вовторых, вероисповедание является внешним выражением взглядов субъекта, тогда как свобода совести связана именно с его личным, внутренним убеждением.Несмотря на существование целого ряда нормативноправовых актов, регулирующих вопросы свободы совести и вероисповедания, основные гарантии этих прав закреплены в Конституции РФ: идеологическое многообразие, светскость, запрет на установление любой религии в качестве государственной и обязательной, отделение религиозных объединений от публичной власти и равенство их перед законом, запрет дискриминации по признаку принадлежности к той или иной конфессии, свободы совести и вероисповедания, запрет пропаганды, направленной на возбуждение религиозной розни или вражды, право на замену военной службы альтернативной гражданской, если первая противоречит религиозным убеждениям [6].Нормы и принципы международного права являются второй по нормативной силе составляющей правовой системы, регулирующей рассматриваемые права и свободы. Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1906 г., Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии и убеждений 1981 г.являются важнейшими составляющими системы гарантий религиозных прав граждан.При этом, по мнению ряда авторов, их имплементация в отечественное законодательство, начавшаяся еще в 80х гг.прошлого века,была произведена некорректно, без учетатрадиций, специфики менталитета и этнокультурных особенностей России. Накопленный и закрепленныйопыт западных стран был механически перенесенв отечественную правовую реальность, что повлекло ряд недальновидных и неэффективных норм, образовавшихся в результате слепого заимствования.Непосредственно и конкретно религиозные отношения регулирует ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях» 1997 г. Несмотря на ряд недостатков, он имеет прогрессивный характер в сравнении с действовавшим ранее Законом РСФСР «О свободе вероисповеданий», более подробно и системно освещая многие из аспектов данной сферы. При этомновый закон существенно ограничивает права иностранцев в отношении религиозных организаций.Такова ситуация в нормативной сфере. В отечественной научной литературе подходы к взаимодействию публичной и духовной власти очень различны. Одни авторы отстаивают позицию, согласно которой без поддержки традиционных религий публичная власть не в силах обеспечивать национальную безопасность на должном уровне.Усенков И. А. Соотношение конфессионального и светского в современном государстве и праве в контексте формирования эпистемы постсекулярности //Научнометодический электронный журнал «Концепт». –2018. –№ 01(январь).–0,4п.л. –URL: http://ekoncept.ru/2018/183003.htm.3

Федеральные политические элиты открыто демонстрируют свои религиозные взгляды, пытаясь извлечь из этого поддержку электората, их примеру следуют правящие круги субъектов Федерации. В связи с этим заявления патриарха Московского и всея Руси Кирилла о том, что РПЦ сегодня стремится к установлению пресловутой «симфонии властей»,уже не кажутся столь утопичными. Более того, концептуальное развитие православной церкви предполагает ряд преобразований, которые вряд ли вызовут поддержку даже у светски и нейтрально настроенного человека, тем более–упредставителя иной конфессии.Так, обосновывается необходимостьпринятия отдельного федерального закона «О Русской православной церкви в Российской Федерации», который будет подробно регламентировать ее юридический статус, отражающий особую роль в историческом становлении и развития страны [7]. Предполагается, что данная конфессия сможет официально принимать участие в государственном управлении, в частности,получит право законодательной инициативы с последующим изменением соответствующих конституционных положений.

Предлагается развивать правозащитную деятельность РПЦ. Это направление представляется более логичным и соответствующим деятельности церкви. Противостояние государственному насилию по отношению к личности, защита прав человека,безусловно, правильные и необходимые функции религиозных объединений. Непонятно лишь, почему для этого им необходимы дополнительные полномочия по сравнению с обычными общественными организациями.Церковь также планируется представить на политической арене в качестве самостоятельного субъекта, что обусловливается необходимостью создания нравственных основ для российской политической традиции.Указанное детерминирует ряд проблем, которые появляются в постсекулярном обществе и которые принципиально не могут существовать в обществе секулярном. Они во многом связаны с правом, однако на данныймомент более признаются религиоведами, чем юристами. Среди них можно выделить следующие:1.Противоречие между местом религии в обществе с правовых и с этнокультурных позиций [8]. Равенство религий, провозглашаемое нормативноправовыми актами, не соотноситсяс культурноисторической точкой зрения, согласно которой признается и даже утверждается ключевая, основополагающая роль отдельных религий. В правовом аспекте государство отрицает любую приверженность определенной религии, что не мешает политикам с целью легитимации своей позиции опираться на доминирующие религиозные течения. Государство одобряет и поощряет миссионерскую деятельность РПЦ МП, трансляцию ею традиционных моральнонравственных ценностей.При этом нетрадиционные, находящиеся в меньшинстве религиозные объединения подвергаются строгому контролю.2.Скептическое отношение граждан России к праву, законности приводит к тому, что в целом регулирование духовнонравственнойжизни общества (и в частностижизни религиозной) в сознании населения не должно лежать в сфере права. Религиозные отношения должны регулироваться традициями и ценностями социума. Такая позиция обусловливает не только скудость, но и неэффективность практики применения законодательства в данной сфере.3.Правоохранительная система в светском государстве отделена от религии, что считается безусловным преимуществом. Однако в связи с этим она не способна эффективно отвечать на такие вызовы, как привнесение в общество несвойственных ему культурных ценностей и создание потенциально опасных для этогообщества Усенков И. А. Соотношение конфессионального и светского в современном государстве и праве в контексте формирования эпистемы постсекулярности //Научнометодический электронный журнал «Концепт». –2018. –№ 01(январь).–0,4п.л. –URL: http://ekoncept.ru/2018/183003.htm.4

объединений. Встает вопрос о том, что является правильным: невмешательство правоохранительной системы в вопросы религии, которое может повлечь негативные последствия для безопасности всего общества, или,наоборот,контроль со стороны государства за религиозными объединениями, который будет во многом неэффективным и лотерейным? В Российской Федерации данный вопрос разрешается в пользу второго варианта, что влечет ряд негативных последствий: недопущение роста количества нетрадиционных религиозных объединений с помощью расширения применения законодательства об экстремистской деятельности имеет последствием применение расплывчатых норм в спорных ситуациях, отсутствие какой бы то ни было правовой определенности. Литература признается экстремистской и запрещается на основании наличия в ней пропаганды исключительности и превосходства, несмотря на то что практически любая религия мира их декларирует.Более того, подобная политика не приводит к исчезновению действительно экстремистских организаций, запрет ихдеятельности лишь приводит к тому, что они начинают работать вне правового поля, то есть фактически установление тотального контроля приводит к утрате любого контроля [9]. Не стоит забывать о том, что запрещенная организация среди своих сторонников находит лишь больше поддержки в связи с гонениями власти, а порой они позволяют привлечь и новых адептов под знамена «угнетенной» конфессии.Из сказанного следует, что открытое, правовое противостояние опасным для общества религиозным объединениям является неэффективным. Возможности рационального воздействия государства на рассматриваемую сферу лежат скорее в плоскости идеологии: правовое воспитание и просвещение, открытый общественный диалог о нравственных и культурных ценностях, плюрализм ценностей гражданскогообщества. Деятельность самих конфессий должна быть просветительской, а не миссионерской, проходить параллельно подобной деятельностиученых, между научным сообществом, различными конфессиями должен быть налажен конструктивный и постоянный полилог [10].Ключевое влияние на социальное сознание, в том числе в религиозной сфере, имеют средства массовой информации, которые на сегодняшний день зачастую игнорируют действительно ключевые для религиозной жизни общества события либо некорректно оценивают и преподносят их, в то время как в погоне за дешевыми сенсациями освещаются события, никакого сущностного значения не имеющие. Отношение СМИ к тем или иным вопросам сходно с позициями государственных органов, поскольку в современном российском обществе большая частьнетрадиционных религиозных объединений в силу факта их существования приравнивается к деструктивным культам и сектам. Подобное мнение обусловлено монополией РПЦ МП на религиозное просвещение, что позволяет, даже не пользуясь методами прямого давления, конструировать в сознании людей (в том числе чиновников) такой образ нетрадиционных религиозных объединений, который принят в рамках Русской православной церкви.На наш взгляд, было бы неправильным умалять опасность, исходящую от радикальных религиозных объединений. Террористические акты, организованные ими по всему миру, в том числе в нашей стране,однозначно свидетельствуют о том, что с ними необходимо бороться, пресекая антиобщественную деятельность и проявления религиознополитического экстремизма. Однако борьба с ними не может быть эффективной в ситуации тотального контроля надвсеми нетрадиционными религиозными организациями,как новыми, так и имплементированными в отечественное социальное пространство, поскольку подобный контроль рассеивает внимание правоохранительных органов, Усенков И. А. Соотношение конфессионального и светского в современном государстве и праве в контексте формирования эпистемы постсекулярности //Научнометодический электронный журнал «Концепт». –2018. –№ 01(январь).–0,4п.л. –URL: http://ekoncept.ru/2018/183003.htm.5

смещает акценты их деятельности, когда преследуется фактически не общественная опасность деяний, а неугодность взглядов доминирующей в обществе конфессии.Исследованная тема сочетает в себе как теоретические, так и практические аспекты, поскольку в столь сложной и серьезной проблеме недостаточно рассмотреть только законодательство или правоприменение и найти в них недостатки.Есть и куда более глубокий пласт проблематики: как мы убедились, сегодня можно со всей ответственностью говорить об объективных тенденцияхформирования общества, условно обозначенного как «постсекулярное», в рамках которого ценности свобод совести и вероисповедания уже не являются ключевыми. Реальность такова, что дискуссия ведется уже не вокруг вопроса, существует ли постсекулярное общество или нет, а вокруг конкретных признаков его существования и развития.На практике это проявляется в разрыве между декларируемыми конституциями и законами нормами и действительно существующейполитической, экономической и социальной жизнью. Более того, уже сами законы порой вступают в противоречие с актами большей юридической силы, что позволяет сделать вывод о невозможности продления статускво. По какому же пути пойдут государства мира, в том числе российское государство? На наш взгляд, дать однозначный ответ на этот вопрос сложно, поскольку нормативный отказ от ценностей светского государства и свободы совести на данный момент не представляется возможным в силу субъективных причин, искоренение постсекулярных тенденций –в силу объективных. Единственно верным, пусть и паллиативным, на наш взгляд, решением является признание существования рассмотренной в исследовании проблемы и осознанный контроль ее развития.

Ссылки на источники1.Узланер Д. Картография постсекулярности // Отечественные записки.–2013.–№ 1. –С. 40.2.Узланер Д. Введение в постсекулярную философию // Логос.–2011.–№ 3(82). –С. 18.3.Астапов С. Н. Религия и право в постсекулярном российском обществе // Философия права. –2016.–№5.–С. 26.4.Овчинников А. И., Фатхи В. И. Национальная безопасность: политикоправовые средства обеспечения // Философия права.–2014.–№ 6(67). –С. 30.5.Овчинников А. И. «Управляемый хаос» как основная угроза национальной безопасности России // Философияправа.–2014.–№ 3(64). –С. 42.6.Овчинников А. И., Фоминская М. Д. Религиозная безопасность России и роль права в ее обеспечении // СевероКавказский юридический вестник. –2014.–№ 3. –С. 121.7.Мордовцева Т.В. Свобода вероисповедания в предметной области антропологии права // Философия права. –2015.–№1. –С. 76.8.Себенцов А. Противоречия в законодательстве о свободе совести. –URL: http://www.sovacenter.ru/religion/publications/2004/02/d1716.9.Баранов П. П. Совершенствование конституционноправовых основ функционирования Русской православной церкви и гражданского общества // Философия права. –2012.–№ 4(53). –С. 60.10.Пчелинцев А.В. Законодательная практика и проблемы разграничения предметов ведения РФ и ее субъектов в сфересвободы совести и вероисповедания // Российская юстиция. –2011.–№1. –С.80.

Ivan Usenkov, Graduate Student, Volgograd State University, Volgogradusenivan@yandex.ruThe ratio of religiousand secular in modern stateand law in the context of postsecularismepisteme formationAbstract. The article considers the key contradictions between secular and confessional in the modern state, society and the norms regulating their functioning. The author illustrates on concrete examples the existence of a society in which libertyof conscience and religion is recognized as the highest value, but actuallybelongsto the passingepoch of the secular world.

Key words:religious, secular, libertyof conscience and religion, secular society, postsecular society.

Усенков И. А. Соотношение конфессионального и светского в современном государстве и праве в контексте формирования эпистемы постсекулярности //Научнометодический электронный журнал «Концепт». –2018. –№ 01(январь).–0,4п.л. –URL: http://ekoncept.ru/2018/183003.htm.6

References1.Uzlaner,D. (2013). “Kartografija postsekuljarnosti”,Otechestvennye zapiski,№ 1,p.40(in Russian).2.Uzlaner,D. (2011). “Vvedenie v postsekuljarnuju filosofiju”,Logos,№ 3(82),p.18(in Russian).3.Astapov,S. N. (2016). “Religija i pravo v postsekuljarnom rossijskom obshhestve”,Filosofija prava, №5,p.26(in Russian).4.Ovchinnikov, A. I. &Fathi,V. I. (2014). “Nacional'naja bezopasnost': politikopravovye sredstva obespechenija”,Filosofija prava,№ 6(67),p.30(in Russian).5.Ovchinnikov,A. I. (2014). “Upravljaemyj haos”kak osnovnaja ugroza nacional'noj bezopasnosti Rossii”,Filosofija prava,№ 3(64),p.42(in Russian).6.Ovchinnikov, A. I. &Fominskaja,M. D. (2014). “Religioznaja bezopasnost' Rossii i rol' prava v ee obespechenii”,SeveroKavkazskij juridicheskij vestnik,№ 3,p.121(in Russian).7.Mordovceva,T. V. (2015). “Svoboda veroispovedanija v predmetnoj oblasti antropologii prava”,Filosofija prava,№ 1,p.76(in Russian).8.Sebencov,A. Protivorechija v zakonodatel'stve o svobode sovesti.Available at: http://www.sovacenter.ru/religion/publications/2004/02/d1716 (in Russian).9.Baranov,P. P. (2012). “Sovershenstvovanie konstitucionnopravovyh osnov funkcionirovanija Russkoj pravoslavnoj cerkvi i grazhdanskogo obshhestva”,Filosofija prava,№ 4(53),p.60(in Russian).10.Pchelincev,A. V. (2011). “Zakonodatel'naja praktika i problemy razgranichenija predmetov vedenija RF i ee sub#ektov v sfere svobody sovesti i veroispovedanija”,Rossijskaja justicija,№ 1,p.80(in Russian).

Рекомендованокпубликации:Горевым П. М.,кандидатомпедагогических наук, главным редакторомжурнала «Концепт»



Поступила в редакциюReceived25.12.17Получена положительная рецензияReceived a positivereview28.12.17ПринятакпубликацииAccepted for publication28.12.17ОпубликованаPublished30.12.17

© Концепт, научнометодический электронный журнал, 2018©Усенков И. А.,2018

www.ekoncept.ru