Модельное право: проблемы теории и практики применения

Библиографическое описание статьи для цитирования:
Пантыкина М. И. Модельное право: проблемы теории и практики применения // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2014. – № 8 (август). – С. 56–60. – URL: http://e-koncept.ru/2014/14210.htm.
Аннотация. Статья посвящена теоретическим и практическим проблемам имплементации норм модельного права. Автор констатирует, что решение этих проблем должно основываться на дескрипции противоречий и установлении различий в возможностях реализации модельного законодательства отдельными государствами, должно сопровождаться внедрением практики судебного толкования и учетом сложившихся правовых ценностей.
Раздел: Философия; социология; политология; правоведение; науковедение
Комментарии
Нет комментариев
Оставить комментарий
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.
Текст статьи
Пантыкина Марина Ивановна,доктор философских наук, профессор кафедры истории и философии, заместитель директора гуманитарнопедагогического института по учебнометодической работе ФГОУ ВПО ©Тольяттинский государственный университетª, г. Тольятти pantikina@tltsu.ru

Модельное право: проблемы теории и практики применения

Аннотация. Статья посвящена теоретическим и практическим проблемамимплементации норм модельного права. Автор констатирует, что решение этих проблем должно основываться на дескрипции противоречий и установлении различий в возможностях реализации модельного законодательства отдельными государствами, должно сопровождаться внедрением практики судебного толкования и учетом сложившихся правовых ценностей.Ключевые слова: модельное право, модельный закон, международное право, толкование модельных норм, правовые ценности.Раздел:(03) философия; социология; политология; правоведение; науковедение.

Одной из тенденций развития современного права на глобальном и локальном уровнях является его универсализация и унификация. Влияние этих процессов усиливается в условиях обострения борьбы с международной преступностью, терроризмом, возникновения новых проблем миграции трудовых ресурсов, создания международных проектов, направленных на координацию политики в области образования, научнотехнической деятельности, средств массовой информации и охраны окружающей среды. Другим фактором, ускоряющим процессы универсализации и унификации, является активная и разноплановая деятельность доминирующих акторов международного права, таких, например, как Европейский Союз, Всемирная торговая организация, Международная организация труда, Европейский суд справедливости и т.д.

В настоящее время действуют немало договоров, предусматривающих принятие модельных норм как инструмента координации и сближения национальных законодательств (например, Резолюция № 1377 (2001) Совета Безопасности ООН по борьбе с терроризмом, ст. 26 Договора о создании Экономического союза (1993), ст.56 Договора о Таможенном Союзе, Рамочное решение Совета Европейского Союза №2003/80/ПВД (2003) об уголовноправовой охране окружающей среды и др.). Напервых этапах истории Содружества независимых государств именно в этом направлении развивалось законодательство его странучастниц (Постановление межпарламентской ассамблеи государствучастников СНГ ©О разработке программ модельного законодательства СНГª от 17.02.1996 г.). Так, на основе модельного права разработаны унифицированные международные нормы, обеспечивающие права и свободы человека и гражданина, экономическое сотрудничество, безопасность в СНГ, ратифицирован рекомендательный акт ©О согласованных принципах регулирования гражданстваª, модельные законы ©Об образованииª, ©О правовом регулировании миграционных процессов на территории СНГª, ©О правовом регулировании охраны трудаª, ©О милиции (полиции)ª, ©Обинформатизации, информации и защите информацииª, ©Об аудитеª, ©О рынке ценных бумагª, Модельный гражданский кодекс, Экологический кодекс и многие другие нормативноправовые акты [1]. Можно ли считать модельные нормы ©полноценнымиª правовыми актами? Пока сложно определенно ответить на данный вопрос. С одной стороны, модельная норма является только частью правовых актов, в которых определяется содержание будущих норм. Кроме того, он ©не содержит отсылки: какой конкретно субъект может или должен применять его в своей правотворческой деятельностиª [2]. В отличие от обычных законодательных актов, модельные нормы не могут быть применены непосредственно:например, при квалификации преступления нельзя воспользоваться Модельным уголовным кодексом СНГ. Cдругой стороны, в модельных нормах содержание будущих правовых норм, как правило, прописывается подробно, имеются статьи, главы, части и т.д., что позволяет неоднократно использовать их в качестве матрицы [3]. Важнейшее преимущество модельных норм состоит в том, чтоони рассчитаны на опережающее регулирование, поскольку регламентируют вопросы, не разработанные ни в международном, ни в национальном законодательствах. В ряде случаевони используются государствами не только с целью унификации собственного законодательства, но и с целью его совершенствования. Будучи глобальными стандартами или инструментами их создания, модельные нормы помогают обнаружить деформации действующего локального законодательства, создать средства борьбы с влиянием консервативных и конъюнктурныхфакторов.Назначение норм модельного права состоит и в том, что они утверждают принципы равенства и консолидации между действующими законодательствами. Этопозволяет, как пишет Е.В. Шестакова, строить новую регламентацию не чисто эмпирически, по методу проб и ошибок, и не в условиях полного правового вакуума, а сознательно, опираясь на заранее установленные принципы, позволяющие рассчитывать на вполне определенный результат. А при образованииправовых отношений, пока не оформленных законодательно, появляется возможность опираться на уже разработанные модельные положения закона [4]. В настоящее время правоведами разработана классификация законодательных актов, направленных на обеспечение интеграционных процессов: регламенты, директивы, ©законырамкиª, конвенции, модельные законы. Однако однозначныеразличия между этими видами законодательных актов не проводятся,и принято считать, что в своей совокупности они составляют инструменты модельного законодательства или модельного права. Нередко применяются широкие трактовки понятия ©модельный законª, включающие в себя самые разнообразные законодательные акты. Так, например, в ©Большом юридическом словареªконстатируется, что ©модельный закон ‬это законодательный акт типового характера, содержащий нормативные рекомендации, а также варианты возможных правовых решений (иногда и прояснения к возможным вариантам, примеры) тех или иных вопросовопределенной сферы общественных отношенийª [5].Отсутствуют и достаточные объяснения отличий модельных актов от других международных правовых норм. В частности, вариант объяснения, предлагаемыйЮ.С. Безбородовым, вряд ли можно считать убедительным: ©Международная модельная норма предусматривает право или обязанность принимать закон в рамках национальной правовой системы или заключать договор определенного содержания. Ее “модельность”выражается в том, что, будучи моделью поведения ее участников (как и любая другая норма), она является моделью будущих международных или внутригосударственных актов (норм)ª [6]. Из этого определения следует, что понятие модельной нормы излишнее, так как оно не отражает нового явления, а является другим названием понятия международной нормы. Итак, приведенные выше примеры показывают, что, несмотря на практическую востребованность решения проблем разработки, ратификации и имплементации модельных норм, их теоретическая проработка далека от завершения и требует активизации научных исследований.Думается, что трудности формирования теоретических оснований модельного права носят объективный характер, обусловленный тем, что оно является ©экспериментальной площадкойª, на которой отрабатываются принципы функционирования актуального права. Кроме того, модельное право чрезмерно зависимоот современных политических процессов. Нередко оно выполняет функцию символического выражения лояльности и формирует позитивные ожидания от внедрения результатов глобализации. Заметим, что последние не противоречат интересамтак называемых©ядерных государствª и их национальных элит, но вызывают настороженность или протестные настроения у всех остальных акторов международного права. Учитывая эти обстоятельства, целесообразно отказаться от попыток создания теории модельного права, основанной на прескриптивных определениях и констатациив пользу дескриптивных средств познания, направленных на поиск смысла данного явления и понимание того, как обстоят дела ©на самом делеª. Предлагаемый подход к исследованию модельного права имеет критический, рефлексный характер, что позволяет, вопервых, обнаружить ряд противоречий реализации модельного права и, вовторых, положить описания выявленных противоречий и методы их решения в основание теории модельного права. Большинство проблем возникают непосредственно в процессе внедрения модельного права и имеют в большей мере производный характер,связанный с особенностями юридической техники той или иной правовой системы. В частности, несмотря на точто модельное право достаточно гибко и позволяет любому государству корректировать текст модельного закона в соответствии с особенностями национального права, эффект от его внедрения зависит от возможности адаптации и изменения локального законодательства, а также судебной практики в соответствии с новыми правовыми стандартами. Однако в действительности законодательства отдельных государств оказываются настолько неразвитыми, а иногда и просто неправовыми, что необходимо сначалаустановить различия между нимии только затем ставить вопрос об их унификации.Существенным препятствием внедрению модельных норм является консервативный настрой политических элит, заинтересованных в формировании национальных законодательств на основе собственных правовых традиций и частных экономических интересов. Показательным примером данной особенности имплементации модельного права является формирование единого правового пространства стран СНГ. Как справедливо пишет Е.В. Шестакова, ©уяснение и вступление в правоотношения норм модельных законов происходит в странах СНГ поразному, так как степень и масштабы использования результатов модельного правотворчества в решающей степениопределяются теми, кто их применяетª [7]. Так, если Россияи Белоруссиярассматривали формирование СНГ как необходимое условие всестороннего сотрудничества, то Украина и Молдавия ‬способ обрести национальную независимость. В конечном итоге Украина так и не ратифицировала Устав СНГ, сосредоточившись на скрупулезном отстаивании своей ©незалежностиª. Одной из причин того, что модельные нормы полностью или частично не выполняются, является отсутствие обязательных юридических процедур разработки, согласованияи применения. Так, например, вследствие того, что ответственность за принятие законопроекта имеет коллективный характер, он может на этапе утверждения отправляться на доработку бесконечное количествораз. Не добавляет ©весаª модельным актам и то, что в них не предусматриваются санкции за их нарушение, не формулируются цели, задачи и конкретные сроки их ратификации национальным правительством. Отсутствие классификации модельных норм на сопоставимые с законами и подзаконные акты, неопределенность принципов их иерархии зачастую приводятк их дублированию. Перечисленные выше процедурные недостатки приводят в конечном счетек тому, что даже после прохождения необходимых внутригосударственных процедур обсуждения, согласования, ратификации и вступления модельных актов в силу как части национального законодательства до их практической реализации часто дело не доходит, так как страны не выполняют взятых на себя обязательств [8]. Примером ©сбояª имплементации модельных законов является использование модельного Гражданского кодекса государствами‬участниками СНГ. Как известно, его разработка велась объединенными усилиями специалистоввсех стран. В его содержании был отражен опыт европейского сообщества, была проведена соответствующая международная экспертиза. В результате проект Гражданского кодекса получил всеобщую поддержку. Однако в гражданские законодательства большинства стран СНГ были приняты только три части, а Гражданские кодексы Республики Казахстан и Кыргызской Республики ограничились первой частью. Ключевойпроблемой в развитии модельного права является толкование его нормативноправовых актов. К традиционным противоречиям толкования в данном случае добавляются следующие:аргументация со ссылками на правовые, культурные, политические и языковые особенности формирования национальных законодательств;абстрактность модельных законов, проявляющаяся в том, что в их содержании фиксируется общее, но не определяются особенности конкретных отношений правовых субъектов;отсутствие реально существующих предметов веденияили их аналогов;отсутствие определенности понятий, оценочных категорий, концептуальнотеоретических элементов модельных актов, признаков и функций модельных актов, что существенно затрудняет применение их на практике [9]. Действенным средством решения проблем толкования модельных норм могли бы стать надгосударственные судебные органы. Хотя в позитивном праве принято считать, что судьи должны применять нормы, а не их истолковывать, очевиднои то, что,прежде чем норма будет применена, она должна быть истолкована. Отказ судам в компетенции толковать текст закона приводит к правоприменительной дилемме, остроумно сформулированной М.Тропером: ©Следовательно, вопрос о природе толкования должен ставиться иначе: является ли акт толкования действительным в силу своего содержания (например, если он раскрывает истинное значение текста) либо, наоборот, в силу того, что он исходит от компетентного органа (независимо от своего содержания)?ª [10]Если исходить из того, что действительностьне задается вышестоящей нормой, а является процессом создания нижестоящих норм, то авторитетный судебный органкроме толкования модельных норм, априори абстрактных и неопределенных, мог бы решать следующие задачи имплементации модельного законодательства:осуществлять функцию наднационального арбитра, рассматривающего ссоры между государствами и хозяйствующими субъектами разных стран;налагать санкции за несвоевременное и ненадлежащее исполнение норм, созданных на основе модельного законодательства;контролировать взаимное информирование о текущих изменениях в национальной нормативноправовой базе;накапливать эмпирическую базу для научных исследований и последующего создания теории модельного права. Несмотря на точто в разных правовых семьях юридический ©весª судебных прецедентов оценивается поразному, накопленный опыт судебной практики мог бы стать средством превентивного разрешения противоречий модельного законодательства и сохранения исходного равенства национальных и межгосударственных интересов.Какотмечалось выше, модельное право отнюдь не является политически и ценностно нейтральным явлением. Вопервых, в силу различия правовых систем национальные государства имеют неодинаковые возможности участия в создании норм модельного права и поэтомупоразному пользуются результатами их внедрения в юридическую практику. Вовторых, доступ к преимуществам модельного права, как правило, предопределенстепенью включения конкретного государства в сферу геополитических интересов стран ©ядра глобализацииª. Втретьих, несмотря на имеющееся право вносить коррективы в содержание модельных норм, немногие государства им пользуются, так как отсутствует механизм преодоления противоречий в их толковании и процедурах применения. Вчетвертых, многосторонние модельные законы не имеют реальных политикоэкономических и общекультурных основ и поэтомупрактически нелегитимны. Впятых, несовпадение декларируемых целей и методов внедрения модельного права оказывает влияние на сложившиеся представления о границах ©национальных интересовª. Внутренняя логика развития модельного права обусловлена процессом трансформации правовых ценностей. В этом процессе можно выделить тенденции, которые конгруэнтны с общими принципами функционирования модельного права: вопервых, количественный рост правовых ценностей, вовторых, плюрализация, втретьих, интернационализация и замещение общекультурного содержания правовых ценностей их утилитарным предназначением. В текстах модельных норм ссылки на ценностные основания не фиксируются. Это дает право предположить, что модельное законодательство не гарантирует справедливости как базовой правовой ценности. В его рамках справедливость трансформируется в принцип локального действия конкретного правового субъекта. Отсюда следует, что справедливость, косвенным образом представленная в модельных нормах, получает значимость как бы задним числом. Хотя принято ожидать, что справедливость должна быть исходным установлением правового разума, результатом желания и воли к признанию жизненной важности разумной саморегуляции и только потом представляться вовне как общее требование. Справедливость как идея или установочнооценочный принцип действия указывает на противоречие в аксиологических основаниях модельного права, а именно дилемму между его назначением и справедливостью, изначально являющейся ограничением развития глобальной правовой коммуникации. Например, ссылаясь на требования справедливости, многие государства отказываются от ратификации модельных норм, ведь они оказываются более ©жестокой рамкойª, ограничивающей их деятельность, чем локальные правовые нормы. Попытки выйти из круга проблем порождают множество производных дилемм: либо тратить ресурсы на достижение всеобщего понимания справедливости, либо прагматично решать насущные локальные проблемы; либо стремиться к созданию новой международной организации, которая контролировала бы выполнениеобязательства разумной саморегуляции, либо делегировать функцию правотворчества наиболее развитому государству (союзу государств). К сожалению, в настоящее время модельные нормы, как правило, принимаются без учета ценностных ограничений. В связи с этим вызывает тревогу невнимание научного сообщества к проблеме влияния модельного права на существо права, его реализацию как справедливого права. Думается, что развитие модельного права может стать препятствием на пути возрождения архаичного правила талиона, о котором не принято говорить, но которое фактически применяется в виде санкционированного оправдания насилия. Если процессамразрушения достижений международного праване будет противопоставлено динамичное и эффективное модельное право, то пророческой можно будет считать мысль Н.Н. Алексеева о том, что когда философия научится опознавать и определять фактические ценности действовавшего и действующего права, то ©велико будет удивление, а может,даже ужас, когда во всей исторической наготе предстанет перед человеком все то, чему, в конце концов, служит созданное им историческое право. С очевидностью откроется, что лежащие в основе его ценностные предпосылки не только не соответствуют идее ценностного порядка и ценностной иерархии, но и в значительной степени совпадают с отрицательными ценностями, покрывают собой прямое злоª [11].

Ссылки на источники1.ШестаковаЕ.В. Модельное законодательство: теоретикоправовые аспекты и практика применения: автореф. …канд. юрид. наук.‬М., 2006. ‬URL: http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=12286662.Безбородов Ю.С. Международноправовые модельные нормы и акты: соотношение категорий // Правоведение. ‬2004.‬№ 3.‬С. 134.3.Там же.‬С. 135.4.Шестакова Е.В. Теоретические и практические аспекты применения модельного законодательства в странах СНГ // Право и политика: научный юридический журнал.‬2005.‬№ 4. ‬URL: http://www.yurclub.ru/docs/international/article20.html5.Большой юридический словарь / под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. ‬М.: Инфра, 2008. ‬URL: http://eknigi.org/gumanitarnye_nauki/148467bolshojyuridicheskijslovar.html6.БезбородовЮ.С. Международное модельное право: дис. …канд. юрид. наук.‬Екатеринбург, 2003. ‬С. 16.7.ШестаковаЕ.В. Теоретические и практические аспекты ...8.Там же.9.ШестаковаЕ.В. Модельное законодательство: теоретикоправовые аспекты …10.ТроперМ. Свобода толкования у конституционного судьи // Российский ежегодник теории права. ‬2011. ‬№ 4. ‬СПб.: ООО ©Университетский издательский консорциумª, 2012. ‬С. 197.11.АлексеевН.Н. Основы философии права.‬СПб.: Лань, 1999.‬С. 223.

MarinaPantykina,DoctorofPhilosophical Sciences, Professor at the chair of history and philosophy, Deputy Director on educationalmethodical work, HumanitarianPedagogical Institute, Togliatti State University, Togliattipantikina@tltsu.ruThe model law: problems of theory and practice of applicationAbstract.The article is devoted to theoretical and practical problems of implementation of standards of the model law. The author states that the solution to these problems should be based on the description of contradictions and the establishment of differences in opportunities of application of the model law in individual states must be accompanied by the introduction of judicial interpretation with consideration of existing legal values.Key words: model law, model act, international law, the interpretation of law standards, legal values.References1.Shestakova, E.V. (2006) Model'noezakonodatel'stvo: teoretikopravovyeaspektyipraktikaprimenenija: Avtoref. …kand. jur. nauk, Moscow. Availableat: http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=1228666(in Russian).2.Bezborodov, Ju.S. (2004) “Mezhdunarodnopravovye model'nyenormy i akty: sootnoshenie kategorij”, Pravovedenie, № 3, p. 134(in Russian).3.Ibid., p. 135.Shestakova, E.V. (2005) “Teoreticheskie i prakticheskie aspekty primenenija model'nogo zakonodatel'stva v stranah SNG”, Pravo i politika: nauchnyj juridicheskij zhurnal, № 4. Available at: http://www.yurclub.ru/docs/international/article20.html(in Russian).5.Suharev, A.Ja. & Krutskih, V.E. (eds.) (2008) Bol'shoj juridicheskij slovar',Infra, Moscow. Available at: http://eknigi.org/gumanitarnye_nauki/148467bolshojyuridicheskijslovar.html(in Russian).6.Bezborodov, Ju.S. (2003) Mezhdunarodnoemodel'noe pravo: Dis. …kand. jur. nauk, Ekaterinburg, p.16(in Russian).7.Shestakova, E.V. (2005) “Teoreticheskie i prakticheskie aspekty primenenija … “8.Ibid.9.Shestakova, E.V. (2006) Model'noe zakonodatel'stvo: teoretikopravovye aspekty … “10.Troper, M.(2012) “Svoboda tolkovanija u konstitucionnogosud'I”, Rossijskij ezhegodnik teorii prava,№4,2011, OOO “Universitetskij izdatel'skij konsorcium”, St. Peterburg, p. 197(in Russian).11.Alekseev, N.N.(1999) Osnovy filosofii prava, Lan', St. Peterburg, p. 223(in Russian).

Рекомендовано к публикации:Зиновкиной М.М., доктором педагогических наук, профессором, членом редакционной коллегии журнала ©Концептª