Проблемы управления развитием национальных сегментов веб-пространства

Библиографическое описание статьи для цитирования:
Федоров Р. Ю., Клименко О. А., Бабушкин А. Г. Проблемы управления развитием национальных сегментов веб-пространства // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2014. – № 11 (ноябрь). – С. 31–35. – URL: http://e-koncept.ru/2014/14303.htm.
Аннотация. Статья посвящена анализу современных научных концепций, применимых для изучения принципов самоорганизации и управления развитием национальных сегментов Интернета. Рассмотрены перспективы применения опосредованных и директивных моделей управления определенными сегментами веб пространства.
Раздел: Философия; социология; политология; правоведение; науковедение
Комментарии
Нет комментариев
Оставить комментарий
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.
Текст статьи
Федоров Роман Юрьевич,кандидат философских наук, старший научный сотрудник ФГБУН «Институт криосферы Земли Сибирского отделения РАН», г. Тюменьr_fedorov@mail.ru

Клименко ОльгаАнатольевна,кандидат физикоматематических наук, старший научный сотрудник ФГБУН «Институт вычислительных технологий Сибирского отделения РАН», г.Новосибирск

Бабушкин Алексей Георгиевич,кандидат технических наук, старший научный сотрудник ФГБУН «Тюменский научный центр Сибирского отделения РАН», г. Тюмень

Проблемы управления развитием национальных сегментов вебпространства

Аннотация. Статья посвящена анализу современных научных концепций, применимых для изучения принципов самоорганизации и управления развитием национальных сегментов Интернета. Рассмотрены перспективы применения опосредованных и директивных моделей управления определенными сегментами вебпространства.Ключевые слова:Интернет, вебпространство, самоорганизация, управление.Раздел: (03) философия; социология; политология; правоведение; науковедение.

На сегодняшний день вебпространство можно рассматривать не только как среду для своеобразной «виртуализации» многих социальноэкономических аспектов жизни общества. Не менее очевидным становится то, что оно породило новые формы культурной коммуникации, оказывающие активное влияние на многие основополагающиеаспекты жизни как в планетарном измерении, так и в границах отдельных государств. К сожалению, современное вебпространство стало своеобразным отражением всех противоречий сегодняшней цивилизации. Раскрывая перед человеком уникальные возможности, связанные с поиском и систематизацией информации об окружающем мире, Интернет, наряду с этим, стал глобальной ареной для манипуляций человеческим сознанием и информационных войн. Исходя из этого, формирование на сегодняшний день своеобразных «основ безопасной жизнедеятельности»в информационном пространствепредставляется нам не менее важным, нежели навыки правильного поведения во время различных экстремальных ситуаций или стихийных бедствий.Еще до рождения Интернета, в 1960е гг., «пророк» новой информационной эпохи Маршалл Маклюэн сравнивал будущие средства массовой коммуникации с инструментами художественной манипуляции над человеческим сознанием [1]. Однакона заре массового распространения Интернетаданное положение воспринималось большинством людей как далеко не очевидное.Первоначально Интернет отождествлялся с принципиально новым средством массовой коммуникации, в котором впервые были в полной мере реализованы принципы интерактивности. В отличие от заданного набора новостей, которые навязывали аудитории телевидение и Работа выполнена при поддержке Президиума СО РАН в рамках междисциплинарного интеграционного проекта № 21, 2012–2014 гг.

пресса, пользователь Интернета получил свободу самостоятельного поиска информации, окружая себя информационным массивом, соответствующим его личным интересам. Помимо этогопользователи глобальной сети получили небывалую ранее возможность самовыражения посредством «домашних страниц», блогов, видеохостингов и социальных сетей. Однако,пропорционально развитию все новых интерактивных возможностей Интернета, наступило все большее осознание того, что свобода поиска и трансляции вовне информации быстро подменяется, чаще всего неявными для участника коммуникативного процесса, манипуляциями над его мировосприятиеми действиями (не только в Сети, но и в реальной жизни). Данная ситуация хорошо иллюстрируется тем, что особенностью современных информационных войн является то, что большинство людей принимают в них участие опосредованным образом, чаще всего не осознавая своей персональной вовлеченности в них. Их лишь подталкивают к определенным умозаключениям и действиям, сохраняя при этом иллюзию выбора. К примеру, сегодня можно наблюдать,как репосты в социальных сетях все больше вытесняют личные комментарии владельцев их аккаунтов. Таким образом, современные интерактивные возможности Интернета вместо развития самовыраженияподменяют его вкладываемыми в сознание человека готовыми оценками, в достоверностикоторых мало кто утруждает себя разобраться. В свою очередь, это раскрывает широкие возможности для манипуляций над большими массами людей, результаты которых нередко могут угрожать безопасности отдельных государств. При этомключевую роль в механизмах подобных манипуляций играют принципы самоорганизации коммуникативных процессов в Сети.На сегодняшний день сложился целый ряд концепций, с помощью которых делаются попытки раскрыть принципы самоорганизации вебпространства. Для изучения вебпространства используются методы вебометрики и теории графов. Вебометрика позволяет находить числовые характеристики, которые позволяют проводить рейтинги сайтов, находить связи между сайтами, сравнивать разные части вебпространства. Однакометоды вебометрики не дают описания всего разнообразия информационных процессов, происходящих в вебпространстве. Поэтому для анализа структуры вебпространства привлекаются и другие методы, в частностиметоды теории графов.Теория графов позволяет выделятькластеры, точки сгущения, строить модели для разных сообществ. Так, например, в [2],[3], [4] было получено, что академические сообщества в разных странах имеют много общего. Нередко в исследованиях вебпространства используются синергетические подходы, прикладной потенциал которых многими исследователями признается продуктивным для решения этих задач. Г. Хакеном было сформулировано следующее определение самоорганизации с точки зрения синергетического подхода: «Самоорганизация –процесс упорядочения (пространственного, временного или пространственновременного) в открытой системе за счет согласованного взаимодействия множества элементов её составляющих»[5]. Благодаря таким качествам, как открытость, содержание неограниченного числа вложенных подсистем, наличие элементов хаоса и самоорганизации,Интернет стал рассматриваться рядом авторов в качестве объекта исследований синергетики. К примеру, в монографии М.А. Басина и И.И. Шиловича «Синергетика иInternet. Путь к Synergonet» отмечается, что в 1993 г.было сделано сенсационное открытие фрактальной природы сетевых трафиков. Фрактальная природа инфраструктуры Интернет как сверхсложной самоорганизующейся транспортноинформационной системы обусловлена ее открытостью, нелинейностью и когерентностью. Открытость сложной системы предполагает наличие потокового обмена энергией и информацией системы с окружающей средой. Нелинейность сложной системы предполагает, что такая система обладает динамикой (свойствами), которую нельзя описать линейными математическими функциями. Когерентность сложной системы предполагает, что эта система ведет себя как единое целое [6]. Синергетические подходы могут применяться к исследованиям как самого вебпространства в целом, так и к отдельным социальным или технологическим процессам, происходящим в нем. К примеру, в работе американского исследователя Стивена Манна «Теорияхаоса и стратегическая мысль» во многом были предвосхищены современные технологии «сетевых революций», призванныеввергнуть определенное государство в хаос,из которого возможно выстроить «необходимый порядок» [7]. Несмотря на популярность подобных идей, нашедших в последние десятилетия широкое отражение во внешней политике США, по отношению к ним было высказано немало критики. К примеру, российский философ В.Г. Федотова в статье «Управляемый хаос» [8],рассматривая концепцию Манна, отмечала,что «простая система может устоять даже при сильном возмущении, сложная система может оказаться в состоянии хаоса даже при слабом возмущении, и при этом уверенностьв управлениихаосом отсутствует полностью. Невозможно дозирование хаоса. На примере революций известно, что никому не удавалось остановить их каток. Концепция критичности выросла из представления о критическом возмущении: одна песчинка –не буря, две песчинки не буря.А с какойто песчинки начнется песчаная буря?». Данное высказывание хорошо подтверждают непредсказуемые и во многом катастрофические последствия «сетевых революций», имевших в последнее время место на территории Ближнего Востока и Украины.И.Г. Елинер относит мультимедийную культуру и вебпространство в частностик сложным, открытым и гибким системам (СОГсистемам). К отличительным особенностям подобных систем он относит возможности к саморегуляции, саморазвитию, взаимодействие с другими системами за счетобмена веществом, энергией и информацией, а также способностьадаптироваться к внешним изменениям в сторону оптимизации своей организации в целом [9]. И.Г. Елинер считает, что под определение СОГсистем в той или иной мере подпадают такие феномены, как организм, личность, культура, природа и т.д.Поэтому принципы самоорганизации вебпространства имеют с ними целый ряд общих закономерностей и связей. При этом автор отмечает, что одной из главных проблем современного информационного пространства является агрессивность, «направленность развития СОГсистемы на разрушение, а не на созидание и комфортное состояние человека в совокупности его физического, психического и социального здоровья. Это создает определенную угрозу развитию человечества как глобальной СОГсистемы. При этом распад современной цивилизации как СОГсистемы может произойти не вследствие перенаселения, а изза неразумной организации поведения людей, отсутствия культуры на уровне межличностных отношений, которые переносятся и на межгосударственный уровень»[10].На Западесложился целый ряд прикладных направлений, связанных с использованием возможностей самоорганизации интернетсообществ с целью воздействий на общественное сознание. Их отличительной чертой можно назвать обращение к эмоциям, подмену логического анализа ситуации художественными образами, нередко сопоставимыми с понятием симулякра, которое активно разрабатывалось Ж.Батаем, Ж. Делезом и Ж. Бодрийаром. Существовавшие издревле коммуникативные модели слухов и сплетен стали главным оружием информационных воин. В частности, они нашли широкое отражение в феномене мемов и медиавирусов.В понятие «мем» (англ. meme) на сегодняшний день принято включать широкий спектр культурной информации, подразумевающей под собой некий устойчивый образ определенного объекта или субъекта, ценностное отношение к нему, воплощенное в своеобразную «мыслеформу». Концепция мема и сам термин были введены в научный оборот еще до появления Интернетаэволюционным биологом Ричардом Докинзом в 1976 г.в книге «Эгоистичныйген» [11]. Докинз предложил идею о том, что вся культурная информация состоит из базовых единиц –мемов, точно так же как биологическая информация состоит из генов. Согласно данной концепции, так же как гены, мемы подвержены естественному отбору, мутации и искусственной селекции. Мемы также обладают свойствами репликаторов, которые позволяют им воспроизводить самих себя. Данные «бионические» свойства мемов указывают на их близкую с медиавирусами природу. Термин «медиавирус» (media virus) был введен в 1994 г.американским исследователем средств массовой информации Дугласом Рашкоффом для обозначения медиасобытий, вызывающих прямо или косвенно определенные изменения в жизни общества [12]. По определению автора,медиавирусамиявляются распространяющиеся винформационном пространстве мемы и мемокомплексы, чья информация изменяет восприятие людьми событий, происходящих в окружающем мире. Рашкофф приводит пример «эффекта бабочки»: незначительное событие в одной части сложной системы может спровоцировать непредсказуемые катастрофические изменения в другой. В данном случае авторы вирусных сообщений, носящих рекламный характер или преследующих цели утверждения тех или иных социальных идей, используют коммуникативную стратегию,с помощью которой они мотивируют пользователей пересылать окружающим определенные сообщения (статьи, видеоролики, демотиваторы и т.д.). Данный принцип вовлечения пользователей социальных сетей в распространение той или иной информации нередко демонстрирует большую эффективность, чем традиционная реклама, став одним из значимых инструментов, посредством которого возможно осуществлять масштабные манипуляции общественным мнением. Профессор кафедры Digital World высшей школы InHolland в Роттердаме (Нидерланды) Франс ван дер Рееп, сравнивая принципы организации современного сетевого общества со Средневековьем, отмечал: «Чума возвращается в нашу жизнь. В период стремительного развития интернета вирусы распространяются по миру с неимоверной скоростью, а врачеватели следуют за ними, не имея возможности предотвратить данный процесс, и вынуждены лишь констатировать факты. Городские стены, подобно системе Firewall, не дают желаемой защиты от эпидемии»[13].Массовостьвоздействия на общество подобных социальных технологий все более приобретает характер серьезного вызова современности, ответом на который стали попытки управления развитием вебпространства.

В настоящее время можно условно выделить две возможные парадигмы управления национальными сегментами вебпространства. Их можно обозначить как опосредованнаяи директивнаямодели. Опосредованная модель управления подразумевает практически свободное распространение информации в Сети, которое, однако, корректируется рядом косвенных «регуляторов», в задачи которых входит предупреждение киберпреступлений, пиратства, а также и распространения информационных ресурсов, несущих выраженную социальную опасность (пропаганда экстремизма, наркотиков, порнографии и т.д.). В США и странах Западной Европы в роли наиболее эффективного регулятора девиантных форм поведения в Интернете выступаетих законодательная база. Ее характерная особенность состоит в отсутствии разницы в том, были ли совершены антиобщественные действия в реальном или виртуальном пространстве. Поэтомудля судебной практики этих стран рутинный характер имеют дела, связанные с нарушением в Интернете авторских прав, неприкосновенности частной жизни, распространением ложной или оскорбительной информации и т.д.Данная ситуация обладает и заметным превентивным потенциалом, способствующим у населения этих стран формированию ответственного отношения к информации, размещаемой на интернетресурсах и в социальных сетях, а также к соблюдению своеобразного «сетевого этикета». В России правовое поле регулирования интернетактивности стало развиваться значительно позднееи пока оно имеет не столь широкий охват и эффективность, как на Западе. Помимо правового регулирования, в опосредованных моделях управления вебпространствомбольшое значение имеет принятие контрответов на новые вызовы, возникающие в ходе информационных войнкак корпоративного, так и интернационального масштаба. В США данное направление получило последовательное развитие в русле кризисных коммуникаций, направленных на исправление последствий распространения негативной информации, оказавшей значительное влияние на общественное мнение [14]. В России к их успешным примерам можно отнести появление большого количествапопулярных в социальных сетях мемов и медиавирусов патриотической направленности в ответ на предыдущие волны «негативных медиаобразов», направленных надискредитацию многих атрибутов российской государственности. Директивные методы управления национальными сегментамивебпространства подразумевают меры по ограничению доступа населения к определенным интернетресурсам и сервисам, а также физическую локализацию серверов и сетей передачи данных на территории определенного государства.Наиболее известным подходом в рамках данной концепции стал реализованный в Китае проект «Золотой щит», получивший неофициальное название «Великий китайский файрвол». Основной задачей системы стала фильтрация доступа к определенным интернетресурсамсреди китайских интернетпользователейпосредством создания системы специализированных серверов между национальными провайдерами и глобальным вебпространством. Система была введена в массовую эксплуатацию в 2003 г., и с тех пор концепция ее работы претерпевала неоднократные коррективы. В частности, власти Китая добились фактического запрета анонимности работы в Интернете, обеспечив обязательную идентификацию каждого пользователя, а также невозможность пользоваться никами в отечественных интернетсервисах. В стране был ограничен доступ к такимнаиболее популярнымсоциальным сетям и видеохостингам, как Facebook, Twitter, Youtubeи др. Основную причину данного решения власти Китая связывают с опасностью воздействий на общественное сознание и внутреннюю политику страны со стороны США после «арабской весны», во время которой на массовые волнения большое влияние оказали призывы, распространяемые через социальные сети. Крупнейшие международные поисковые системы Google, Yahoo и Microsoft были вынуждены ввести алгоритмы фильтрации результатов поиска, соответствующие китайскому законодательству. Сайты, размещенные в национальной зоне CN, подлежат обязательной государственной регистрации, предусматривающей идентификацию их создателей и заказчиков.В Китае предпринимались попытки физической локализации технической инфраструктуры, предназначенной для обеспечения функционирования национального сегмента Интернета. В частности, отрабатывалась возможность запрета размещения DNSсерверов зоны CNза пределами страны. Однако данный проект так и не был реализован изза критических прогнозов экспертов, по которым «нарушение баланса в распределении серверной инфраструктуры и ее максимальная локализация приведут к замедлению передачи данных как в госсекторе, так и на частном рынке; на 25–30% упадет скорость транзакций при обслуживании клиентов банков и при межбанковском взаимодействии, замедлится работа геолокационных систем, что негативно отразится на работелогистическихцентров; пострадает даже правоохранительная система –региональная централизация интернетинфраструктуры делает ее более уязвимой, что угрожает национальной безопасности»[15]. Учитывая китайский опыт, можно говорить и о сложности технической реализации полного запрета на размещение DNSсерверов доменов RU и РФ за пределами России.Наиболее радикальным вариантом управлениянациональным сегментом вебпространства можно назвать опыт, реализуемый в Северной Корее. В ней доступ к глобальным ресурсам Интернета имеет лишь незначительная группа государственных служащих (на 2013 г.количество IP, выходящих в сеть, оценивалось в 1200) [16]. Для остального 24миллионного населения Северной Кореи существует возможность пользоваться лишь национальной компьютерной сетью Кванмён, в которой представлены преимущественно сайты государственных учреждений, а также подвергнутая специальной цензуре познавательная и справочная информация.Приведенный выше обзор свидетельствует о неоднозначности и сложностизадач, связанных с управлением развитием национальных сегментов вебпространства. С одной стороны, излишняя изоляция и локализация последних во многом лишает Интернет своего основополагающего принципа –быть глобальной сетью, способной решать многие важные задачи социальноэкономической и научнотехнической интеграции человечества. В то же времянезащищенность информационного пространства государства перед многими внешними и внутренними деструктивными манипуляциямиуказывает на необходимость развития мерпо их предупреждению и минимизации. Подвергнутый нашему анализу мировой опыт решения этих проблем свидетельствует о том, что наиболее эффективным путем решения данных проблем может стать реализованная в разумных пропорциях комбинация разных подходов. Так,говоря об опосредованных подходах к управлению вебпространством,одинаково важны как развитая и действенная законодательная база, регламентирующая гражданскую ответственность за действия в Сети, так и механизмы кризисной коммуникации, способные к объективному освещению событий во время информационных войн. В то же времяочевидно, что сегодня невозможно полностью обойтись без прямых ограничений доступа к отдельным интернетресурсам, представляющим серьезную общественную опасность, а также без локализации ряда государственных интернетсервисов.

Ссылки на источники1.Маклюэн М. Понимание медиа: внешние расширения человека. –М.:Кучково поле, 2007. –464 с.2.Shokin Yu.I., Vesnin A.Yu., Dobrynin A.A., Klimenko O.A., Konstantinova E.V., Petrov I.S., Rychkova E.V. Investigation of the academic web space of the Republic of Serbia // Zbornik radova konferencije MIT 2013. –Belgrad, Serbia, 2014. –P. 601–607.3.Thelwall M., Wilkinson D. Graph structure in three national academic webs: power laws with anomalies //Am. Soc. Inf. Sci. Technol. –2003. –Vol. 54(8). –P. 706–712.Шокин Ю.И., Веснин А.Ю., Добрынин А.А., Клименко О.А., Рычкова Е.В., Петров И.С. Исследование научного вебпространства Сибирского отделения Российской академии наук // Вычислительные технологии. –2012. –Т. 17. –№ 6. –С. 86–98.5.Хакен Г. Синергетика. –М.: Мир, 1980. –404 с.6.Басин М.А., Шилович И.И. Синергетика и INTERNET. Путь к SYNERGONET.–СПб.: Наука, 1999.–71 с.7.MannSteven R. Chaos Theory and Strategic Thought // Parameters (US Army War College Quarterly).–1992. –Vol. XXII. –Р. 54–68.8.Федотова В.Г. Управляемый хаос. –URL: http://www.intelros.ru/2007/02/13/valentina_fedotova_upravljaemyjj_khaos.html(дата обращения: 12.06.2014).9.Елинер И.Г. Мультимедийная культура и современное общество.–СПб.: НППЛ «Родные просторы», 2008. –529 с.10.Там же. –С. 38–39.11.Докинз Р. Эгоистичный ген. –М.: Мир, 1993. –316 c.12.RushkoffD. MediaVirus! HiddenAgendasinPopularCulture. –N. Y.:Ballantinebooks, 1994.–370 p.13.Средневековье в эпоху интернета. –URL: http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=222&d_no=5194514.Почепцов Г.Г. Теория коммуникации. –Киев: «Ваклер», 2001. –С. 503.15.Бригер П. Китайский опыт интернетцензуры: «железо»лучше не трогать. –URL: http://slon.ru/biz/1092871/ (дата обращения: 12.06.2014).16.Северная Корея выпустила собственный смартфон. –URL: http://piter.tv/event/Severnaya_Koreya_vipustila/ (дата обращения: 12.06.2014).

Roman Fedorov,

Candidate of Philosophical Sciences, senior researcher, Institute of the Earth Cryosphere SB RAS, Tyumenr_fedorov@mail.ruOlga Klimenko,

Candidate of Physical and Mathematical Sciences, senior researcher, Institute of Computing Technologies SB RAS, NovosibirskAlexej Babushkin,

Candidate of Engineering Sciences, senior researcher, Tyumen Scientific Center SB RAS, TyumenManagementalproblems of development of national segments of web space Abstract.The paper analyzesthe modern scientific concepts,applicable for studying the principles of selforganization and management of development of national segments of the Internetand views the prospects of application of the mediated and directive models of management by certain segments of web space.Key words:Internet, web space, selforganization, management.References1.Makljujen, M. (2007) Ponimanie media: vneshnie rasshirenija cheloveka, Kuchkovo pole, Moscow,464p.(in Russian)2.Shokin, Yu. I., Vesnin, A. Yu., Dobrynin, A. A., Klimenko, O. A., Konstantinova, E. V., Petrov, I. S. & Rychkova, E. V. (2013) “Investigation of the academic web space of the Republic of Serbia”, in Zbornik radova konferencije MIT, Belgrad, Serbia, 2014, pp. 601–607 (in English).3.Thelwall,M.,& Wilkinson,D. (2003) “Graph structure in three national academic webs: power laws with anomalies”,Am. Soc. Inf. Sci. Technol, vol. 54(8),pp. 706–712(in English).4.Shokin, Ju. I., Vesnin, A. Ju., Dobrynin,A. A., Klimenko,O. A., Rychkova, E. V. &Petrov,I. S. (2012) “Issledovanie nauchnogo vebprostranstva Sibirskogo otdelenija Rossijskoj akademii nauk”, Vychislitel'nye tehnologii, vol. 17, № 6, pp. 86–98(in Russian).5.Haken,G. (1980) Sinergetika, Mir, Moscow,404 p.(in Russian).6.Basin, M. A. &Shilovich,I. I. (1999) Sinergetika i INTERNET. Put' k SYNERGONET, Nauka, St. Peterburg,71 p.(in Russian).7.Mann,Steven R. (1992) “ChaosTheory and Strategic Thought”,Parameters (US Army War College Quarterly),vol. XXII,pp. 54–68(in English).8.Fedotova,V. G. Upravljaemyj haos. Available at: http://www.intelros.ru/2007/02/13/valentina_fedotova_upravljaemyjj_khaos.html (data obrashhenija: 12.06.2014)(in Russian).9.Eliner,I. G. (2008) Mul'timedijnaja kul'tura i sovremennoe obshhestvo, NPPL “Rodnye prostory”, St. Peterburg,529 p.(in Russian).10.Ibid., pp. 38–39.Dokinz,R. (1993) Jegoistichnyj gen, Mir, Moscow,316 p.(in Russian).12.Rushkoff,D. (1994) Media Virus! Hidden Agendas in Popular Culture,Ballantine books, N. Y., 370 p.(in English).13.Srednevekov'e v jepohu interneta. Available at: http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=222&d_no=51945(in Russian).14.Pochepcov,G. G. (2001) Teorija kommunikacii,“Vakler", Kiev, p. 503(in Russian).15.Briger,P. Kitajskij opyt internetcenzury: “zhelezo”luchshe ne trogat'. Available at: http://slon.ru/biz/1092871/ (data obrashhenija: 12.06.2014)(in Russian).16.Severnaja Koreja vypustila sobstvennyj smartfon.Available at: http://piter.tv/event/Severnaya_Koreya_vipustila/ (data obrashhenija: 12.06.2014)(in Russian).

Рекомендовано к публикации:

Горевым П. М., кандидатом педагогических наук, главным редактором журнала «Концепт»