«Подражания Корану» Пушкина. Проблемы интерпретации

Библиографическое описание статьи для цитирования:
Попова И. М., Зандер Е. А. «Подражания Корану» Пушкина. Проблемы интерпретации // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2014. – № S13. – С. 111–115. – URL: http://e-koncept.ru/2014/14670.htm.
Аннотация. В статье обоснована актуальность проблемы интерпретации «Корана» в поэзии А. С. Пушкина. Рассмотрены основные подходы к указанной проблеме, сформировавшиеся в науке. Поставлен вопрос о взаимосвязи проблемы ислама в мировой литературе на примере сопоставления поэзии А. С. Пушкина и И. В. Гете.
Раздел: Филология; искусствоведение; культурология
Комментарии
Нет комментариев
Оставить комментарий
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.
Текст статьи
Зандер Евгений Адамович,кандидат филологических наук, доцент Мангейм, Федеративная республика Германия

Попова Ирина Михайловна,доктор филологических наук, профессор кафедры русской филологии ФГБОУ ВПО«Тамбовский государственный технический университет», г. Тамбовllv82@mail.ru

«Подражания Корану»Пушкина. Проблемы интерпретации

Аннотация.В статье обоснована актуальность проблемы интерпретации «Корана»в поэзии А.С. Пушкина. Рассмотрены основные подходы к указанной проблеме, сформировавшиеся в науке. Поставлен вопрос о взаимосвязи проблемы ислама в мировой литературе на примере сопоставления поэзии А.С. Пушкина и И.В. Гете.Ключевые слова: духовная основа, евангельская символика, восточные мотивы, интерпретация Корана, «западновосточный диван», Гете, эпистолярный жанр.Раздел:(05) филология; искусствоведение; культурология.

Момент случайности появления «Подражаний Корану»в духовной биографии А.С.Пушкина исключается; это не поэтический экспромт, а единое художественное целое, создание которого требовало не только основательной подготовительной работы, но и не подвластного человеку вдохновения. Помимо того, нельзя не заметить, что они органически вписываются не только в русский, но и в общеевропейский литературный процесс, характеризующийся, в частности, усиленным вниманием к восточным мотивам. Но и в этой общей тенденциозности они выгодно отличаются тем, что заключают в себе ознакомление с Востоком изнутри –ознакомление с его духовной основой, определяющей жизнь не отдельного народа, а всего мусульманского мира. Однако отклик «Подражания Корану»нашли лишь в душе немногих друзей поэта. Одним из первых на них откликнулся поэтдекабрист Кодратий Рылеев, пораженный в одном из стихотворений картиной страшного суда.«Чудными» находил «Подражания Корану»литературовед и биограф Пушкина Анненков. Однако общественная печать безмолвствовала, на что спустя некоторое время обратил внимание и дал свое объяснениеВ.Г.Белинский в статье о Марлинском: «Художественное произведение редко поражает душу читателя сильным впечатлением с первого раза: чаще оно требует, чтобы в него постепенно вглядывались; оно открывается не вдруг, так что чем больше его перечитываешь, тем дальше углубляешься в его организацию, уловляешь новые, не замеченные прежде черты, открываешь новые красоты итем больше им наслаждаешься. Прогрессу этого разумения и наслаждения нет пределов, нет границ: он бесконечен...»[1].Письма Пушкина порождаютмысль о том, что одновременно с Библией он активно осваивал и Коран. Пушкин не просто прочитал Коран –он его осмыслил. По осмыслении же стало очевидным, что покорность, которой требует от правоверного Коран, и личный эгоизм поэта –понятия несовместимые,поэтому святая заповедь Корана и оказалась в одном ряду с проблемой меркантильности в романе «Евгений Онегин».В очередной раз и в совершенно неожиданном контексте Коран всплывает в письме Пушкина к Давыдову: «Я не варвар и не проповедник Корану. Дело Греции вызывает во мне горячее сочувствие, именно поэтому я и негодую...»[2]. Но в ком же он видел проповедника Корана? Нет ни малейшего сомнения, что он имел в видуГете. Современники Пушкина единодушно признавали, что никто не умел, как он, точно подметитьсуть прочитанного произведения и выразить ее в нескольких словах. Это наглядный тому пример; не называя имени, он точно подметил одну из существенных особенностей «Западновосточного дивана», на которую никто из исследователей до сих пор не обратил внимания. Письмо отражает не только факт знакомства Пушкина с «Западновосточным диваном»Гете, но и критическое отношение к нему. Суждение его довольно резко, но соответствует истине. Ряд стихов «Западновосточного дивана»действительно оставляет в душе читателя подобный осадок, к примеру, восьмистишие из «Ренжнаме»(Книги недовольства):Когдато цитируя слово Корана,Умели назвать и суру и стих,Любой мусульманин, молясь неустанно,Был совестьючист и чтим меж своих.У новых дервишей –больше ли знаний?О старом, о новом кричат вперебой.А мы что ни день, то больше в тумане,О, вечный Коран! О, блаженный покой! [3].Иного характера неожиданность в пушкинском ноябрьском письме 1823 года к брату Льву: «Я тружусь во славуКорана и написал еще коечто –лень прислать». [4]Всего «во славу Корана»им написано девять стихотворений, истинное значение которых до сих пор не было раскрыто.Становится понятным «Подражание Корану» при рассмотрении его в русле русского и общеевропейского литературного процесса. Общеизвестно, что зарождение и развитие романтизма было неразрывно связано с проявлением огромного интереса к литературе мусульманского Востока, Китая и Индии, в чем видели пути оживления и обогащения собственных литератур. Этот единый процесс наиболее ярко проявился в немецкой, английской, французской, польской и русской литературах. В Германии –в творчестве Гете, В Англии –в творчестве Байрона, в польской –в творчестве Мицкевича, в русской –в творчестве Пушкина.Гете в свое время вдохновили на создание «Западновосточногодивана»переводы Хафиза Хаммера фон Пургшталя, Пушкина же –творчество Гете. Но мы не видим здесь ни влияния, ни подражания. Скорее имеет место скрытая полемика, противопоставление собственного внутреннего видения видению общепризнанного европейского авторитета, хотянеобходимо признать, осознанно или интуитивно поэт гдето и прошел по стопам Гете: он также изучил Коран и историю ислама, свободно ориентировался в восточной поэзии, следил за развитием европейского и русского ориентализма, но,в конечном итоге,пошел своим путем, следуя высказанному им убеждению, что во всех случаях необходимо сохранять черты национального характера. И он сохранил их даже в «Подражаниях Корану». «Даже»употреблено не случайно, оно призвано заострить внимание на том, что Пушкин совершил доселе не встречавшееся в мировой литературе. Поражает уже сама парадоксальная идея –сотворить подражание не чемунибудь, а Корану и при этом сохранить русскую самобытность. Осуществлена же этаидея поистине гениально, почему Белинский и назвал подражания истинно художественными. Оценку Белинского разделяют пушкиноведы советского периода, в частности, Благой и Цявловская[5]. Но странное дело, никто не говорит ни слова о том, в чем же проявиласьгениальность поэта.«Подражания Корану»открывает стихотворение, глубины которого простому смертному трудно постичь:

Зандер Е.А., Попова И.М.«Подражания Корану» Пушкина. Проблемы интерпретации// Концепт. –2014. –Спецвыпуск №13. –ART14670. –0,51п.л. –URL: http://ekoncept.ru/2014/14670.htm.–Гос. рег.Эл№ФС 7749965. –ISSN 2304120X.

Клянусь четой и нечетой,Клянусь мечом и правой битвой,Клянуся утренней звездойКлянусь вечернюю молитвой:

Нет не покинул я тебя.Кого же в сень успокоеньяЯ ввел, главу его любя,И скрыл от зоркого гоненья.

Не я ль в день жажды напоил Тебя пустынными водами?Не я ль язык твой одарилМогучей властью над умами?

Мужайся ж, презирай обман,Стезею правды бодро следуй,Люби сирот и мой КоранДрожащей твари проповедуй [6]Все в этом стихотворении продумано и приведено в единую, совершенную гармонию удивительным пушкинским чувством слова с его умением найти единственно верное, способное увязать между собой мотивы Корана, Библии и истории Ислама. Поразительна задающая тон всему стихотворению первая строфа. Мелодичный и ритмичный ямб, более всего присущий русской поэзии, передает читателю необоримый внутренний подъем автора.Возникает вопрос: Почему Всевышний клянется своему пророку. Здесь уместнообратить внимание на одну существенную особенность «Подражаний Корану»:гениальность этого творения невозможно постичь, не ознакомившись предварительно с Библией и Кораном, поскольку сами «Подражания»созданы на основе образности этих первоисточников.Так, каждый стих из первой строфы вызывают в памяти Пятикнижие Моисея, в котором Бог также неоднократно ставил заветы с сынами Израилевыми, пока Иисус Навин не ввел избранный народ в обетованную землю.Вторая строфа, начинающаяся стихом «Нет, не покинул я тебя,»двупланова. С одной стороны, она ориентируетна бегство Мухаммеда с последователями из Мекки в Медину, при этом у истинного Пророка никогда не было мысли, что Бог его покинул; с другой –намекает не только на ссылку самого поэта, но и отражает его душевное состояние в момент творения. Достаточно вспомнить об угрызениях совести за опубликованные стихи против религии.В третьей строфе объединены мотивы Библии и Корана: первые две строки перекликаются с главой «Жажда» из «Второй книги Моисея», а следующие две –с Кораном. Здесь позволим заметить, что от исследователей, искавших в Коране специальной суры о слове и не обнаружившей таковой, укрылось, что весь Коран есть не иное, как запечатленное могущество устного слова, что не укрылось от Пушкина, признавшего вслед за Гете, что поэтический дар пророка Мухаммеда и его собственный –от Бога.Завершающая стихотворение строфа –напутствие Аллаха своему Пророку после ниспослания ему Корана. Каждый отдельный стих наполнен глубоким смыслом и навеян определенной сурой, а вместе взятые выражают единую мысль –уверуй и будешь иметь великую благодать навсегда.

Зандер Е.А., Попова И.М.«Подражания Корану» Пушкина. Проблемы интерпретации// Концепт. –2014. –Спецвыпуск №13. –ART14670. –0,51п.л. –URL: http://ekoncept.ru/2014/14670.htm.–Гос. рег.Эл№ФС 7749965. –ISSN 2304120X.

Источником первого стиха «Мужаяся ж, презирай обман»является сура 64«Взаимное обманывание», состоящая из 18 аятов[7]. Пушкин выразил свое понимание этой суры в двух словах –«презирай обман», то есть веруй и твори благо.Второй стих «Стезею правды бодро следуй»в расшифровке не нуждается, хотя и ему можно найти первоисточник в суре «Семейство Имрана» в 89 аяте: «Правду говорит Аллах»,и в 155 аяте этой же суры: «Не годится пророку обманывать»[8]. Следовать правде –значит следовать предписаниям Корана, что неустанно утверждается в различных формах на каждой его странице.В третьем стихе «Люби сирот и мой Коран»в центревнимания сироты, и это не случайно. Пророк неоднократно, в различных сурах, призывает верующих быть внимательными и справедливыми ксиротам, в особенности в суре «Женщины»[9], что и нашло отклик в душе поэта.В заключительном стихе Аллах призывает пророка проповедовать Коран «дрожащей твари». Импульсы этого стиха вызывают в памяти одновременно и Библию, и Коран. В шестой день был сотворен человек, а «тварь» происходит от «творения». В суре 55«Милосердный»аят9[10]читаем: «И землю Он положил для тварей». В суре 98«Ясное знамение»аят 6 [11]«твари» разграничиваются: «Поистине, те, которые уверовали и творили доброе, –эти лучшие из твари». НоПушкин создал образ не просто «твари», а «дрожащей», что навеяно Кораном, где утверждается, что «Аллах любит богобоязненных»(сура 3,аят 70)[12]. «Боязнь» и «страх»встречаются в различных формах слов на страницах Корана в неисчислимом множестве.Не менее интересным является и второе стихотворение –«О,жены чистые пророка», состоящее из двух частей: в первой изложены предписания женам пророка, во второй –его гостям. Первоисточником послужила сура «Сонмы»[13]. У Пушкина эти предписания вылились в неповторимые образы:О жены чистые пророка,От всех вы жен отличены:Страшна для вас и тень порока,Под сладкой сенью тишиныЖивите скромно: вам присталоБезбрачнойдевы покрывало.Храните верные сердцаДля нег законных и стыдливых,Да взор лукавый нечестивыхНе узрит вашего лица.

А вы, о гости Магомета,Стекаясь к вечери его,Брегитесь суетами светаСмутить пророка моего.В пареньях дум благочестивых,не любит он велеричивыхИ слов нескромных и пустых:Почтите пир его смиреньем,И целомудренным склоненьемЕго невольниц молодых.[14]У Пушкина же за чисто восточным названием и колоритом угадываются черты его любимого идеала –образа Татьяны, которой, по убеждениям поэта, в не меньшей степени «пристало безбрачной девы покрывало». Об этом говорят и знакомые нам по роману такие черты ее характера, как внутренняя чистота, скромность и верность долгу. Это она живет вдали от суеты «под сенью сладкой тишины». Образ Татьяны, на наш взгляд, –один из немногих в русской литературе, заключающий в себе гармоническое сочетание духовного и чувственного начала.Это стихотворение перекликается со стихоторением Гете «Избранные жены» из цикла «Хулднаме»(Книга рая)[15]. В нем Гете представил четырех женщин, достойных пребывания в раю: это Зулейха из поэмы «Юсуф иЗулейха», затем «матерь пресвятая»дева Мария, далее следует жена пророка Хадиджа, а четвертой является дочь пророка и жена четвертого праведного пророка Али. Оно отражает взгляды Гете, но не его собственный идеал.До бесконечности можноразмышлять над стихотворением «Смутясь, нахмурился пророк»[16], представляющее собой поэтическое осмысление восьмидесятой суры Корана, известной под названием «Нахмурился»[17]. В данном случае мы имеем редкую возможность сопоставить текстКорана с текстом поэта.Сура, прошедшая через горнило души поэта, претерпела удивительную метаморфозу. Она приобрела образность, характерную для русского языка и его носителей, и в то же время заключает в себе огромную силу воздействия на читателя, что было отмечено еще Рылеевым.Следующим в ряду «Подражаний»стоит стихотворение «С тобою древле, о всесильный, Могучий состязаться мнил»[18]. Могучий –это созданный Богом из огня сатана. Возникший конфликт между Творцом и сатаной обстоятельно изложен в суре «Преграды»[19]. Чрезмерная гордость сатаны не позволила ему выполнить приказ Бога и поклониться созданному из глины Адаму, что привело к его низвержению опозоренным и униженным из рая. О том, что угрозы сатаны в своем противодействии деяниям Божьим не пустая угроза, говорит его первая жертва –соблазненная имЕва. И в последующих сурах пророк неоднократно напоминает верующим о подстерегающем их в жизни сатане, избежать козней которого под силу лишь истинно верующему:С тобою древле, о всесильный,Могучий состязаться мнил,Безумной гордостью обильный;Но ты, господь, его смирил.Ты рек: я миру жизнь дарую,Я смертью землю наказую,На все подъята длань моя.Я также, рек он, жизнь даруюИ также смерть наказую:С тобою, боже, равен я.Но смолкла похвальба пророкаОт слова гнева твоего:Подъемлю солнце я с востока;С заката подыми его![20].Пристального внимания заслуживает стихотворение «Земля недвижна –неба своды».Оно отчетливо перекликается с «Западновосточным диваном»Гете. Более того, оно повторяет гетевское отношение к пророку Мохаммеду и его учению, но приэтом Пушкин, сохранив«вкус и взор европейца», не превратился в проповедника Корана:Творцу молитесь; он могучий:Он правит ветром; в знойный день

Зандер Е.А., Попова И.М.«Подражания Корану» Пушкина. Проблемы интерпретации// Концепт. –2014. –Спецвыпуск №13. –ART14670. –0,51п.л. –URL: http://ekoncept.ru/2014/14670.htm.–Гос. рег.Эл№ФС 7749965. –ISSN 2304120X.

На небо насылает тучи;Дает земле древесну сень.Он милосерден: он МагометуОткрыл сияющий Коран,Да притечем и мы ко свету,И да падет с очей туман[21].Но в следующей миниатюре перед нами преобразившийся поэт. За внешним образом пророка легко угадывается Пушкин, но не в пещере, а в глуши, в Михайловском, озабоченный печальными мыслями и лукавыми снами:Восстань, боязливый:В пещере твоейСвятая лампадаДо утра горит,Сердечной молитвой,Пророк, удалиПечальные мысли,Лукавые сны!До утра молитвуСмиренно твори;Небесную книгуДо утра читай![22].Боязливым в Коране Аллах называет неоднократно своего пророка Мухаммеда,все остальное –мысли и чувства самого Пушкина, порожденные чтением небесной книги.В следующем стихотворении поэт предстает настоящим мудрецом,подобным Саади, осуждающим лицемерие и ханжество, наставляющим и просвещающим своего слушателя или читателя:Торгуя совестью пред бледной нищетоюНе сыпь своих даров расчетливой рукою:Щедрота полная угодна небесам.В день грозного суда, подобно ниве тучной,О сеятель благополучный!Сторицею она воздаст твоим трудам.

Но если, пожалев трудов земных стяжанья,Вручая нищему скупое подаянье,Сжимаешь ты свою завистливую длань,

Знай: все твои дары, подобно горсти пыльной,Что с камня моет дождь обильный,Исчезнут –господом отверженная дань[23].Истоки первой части «Подражания Корану» обнаруживаются в суре 47«Мухаммад»аят 40: «Вот вы –те, кого зовут, чтобы расходовать на пути Аллаха. А среди вас есть такие, что скупятся. И кто скупится, тот скупится в отношении самого себя»[24].Для А.С.Пушкина важно, что подчеркивается невежество, которое наказывается, как самый тяжкий грех (сура 9 «Покаяние» аят 69): «Обещал Аллах лицемерам, и лицемерка, и неверным огонь геенны, –на вечное пребывание там»[25].Интересна интерпретация заключительногостихотворения«Пподражаний Корану»«И путник усталый на бога роптал» [26]. Истоки образа путника взяты из суры8 «Добыча»(аят 41):«И знайте, что если вы взяли чтолибо в добычу, то Аллаху –

Зандер Е.А., Попова И.М.«Подражания Корану» Пушкина. Проблемы интерпретации// Концепт. –2014. –Спецвыпуск №13. –ART14670. –0,51п.л. –URL: http://ekoncept.ru/2014/14670.htm.–Гос. рег.Эл№ФС 7749965. –ISSN 2304120X.

пятая часть, и посланнику, и родственникам, и сиротам, и бедным, и путнику, если вы уверовали в Аллаха и в то, что Мы низвели Нашему рабу в день различения, в день, когда встретились два сборища. Поистине, Аллах мощен над всякой вещью!:. (аят 42): «Вот вы были на ближайшей стороне, а они –на отдаленнейшей стороне, а путники –ниже вас» [27].Автор стихотворения недоумевает, почему пятая часть добычи наравне с посланником и нищим предназначена каждому путнику. Хотядогадаться здесь нетрудно. Путники –это находящиеся в пути верующие, распространяющие веру, несущие ее дальше. «Путник усталый»–это сам поэт, отразивший в форме аллегории собственную жизнь, в которой имели место в свое время и ропот на бога, и блуждания, и скитания, и безнадежная тоска. Но «настал пробуждения час», произошло чудо:И чувствует путник и силу и радость;В крови заиграла воскресшая младость;Святые восторги наполнили грудь:И с богом он дале пускается в путь[28].А путь его лежал к «Пророку»[29]–вершине его духовного и поэтического взлета. Но этого видеть никто не желал. Цявловская в своих примечаниях к стихотворениям Пушкинаутверждает, что «смысл этого «Подражания Корану» заключаетсяв преодолении пессимистического начала, характерного для лирики Пушкина 1823годаи начала 1824года»[30]. Не лучше и комментарии к первому «Подражанию»: «Центральные образы стихотворения–«зоркое гоненье», «могучая власть»языка «над умами», отсутствуют в Коране»[31]. «Подражания Корану»трактуются как цикл стихов, тогда как имеются основания воспринимать их как единое целое, посколькувних четко прослеживается взаимосвязь отдельных стихов между собой. Открывающее их стихотворение «Клянусь четой и нечетой»своим содержанием соответствуют введению, а последующие стихи в таком случае предстают как прямое следование канонамБога, в вариантепроповедейКорана. Последнее стихотворение своим содержанием вполне соответствует заключению.В целом «Подражания Корану»есть претворение в художественные образы всего того, что мучило русского поэта и занимало его мысли на данном этапе жизненного пути. В каждом стихотворении, в тесте или подтексте предстает перед нами личность поэта, сводящего счеты со своей совестью, погруженного в размышления надпроблемами Библии и Корана, проблемами прошлого, настоящего и будущего человечества. Потрясающе гениально и просто Пушкин отозвался на сложнейшую проблему не столько своего, сколько нашего времени более полутора веков тому назад!«Подражания Корану»позволяют поставить имя А.С. Пушкина рядом с именем Гете, вслед которому он пришел к мысли о едином Творце, к признанию значимости пророка Мухаммеда и его «сияющего Корана». Не случайно «Подражания Корану» разделили судьбу «Западновосточного дивана». Но такова судьба большинства гениальных произведений в истории человечества, будь то живопись, музыка или литература.





Ссылки на источники1.Белинский В.Г. О русской словесности и повестях Гоголя. // Собр. соч.: В 9 т. Т. 9–М., 1978, С. 38.2.Пушкин А.С. Полное собрание сочинений: В 10 т. Т. 10. Письма–Л.: Наука. Ленингр. отдние, 1977–1979.С. 96–98. [Электронный ресурс] URL: http://www.flibusta.net/a/19708.3.Гете И.В. Собрание сочинений в десяти томах. Том 1. Стихотворения (1696K) –М. 1975 г. [Электронный ресурс] URL: http://www.flibusta.net/b/293117.4.Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 10 т. Т. 10. Письма –Л.: Наука. Ленингр. отдние, 1977–1979. С. 112. [Электронный ресурс] URL: http://www.flibusta.net/a/19708.5.Цявловская Т. Примечания к стихотворениям Пушкина 1813–1822 гг. // Пушкин А.С. Собрание сочинений в 10 томах. Под.общ.ред. Благого Д.Д. Государственное издательство художественной литературы. –М. 1959. [Электронный ресурс] Русская виртуальная библиотека. Сайт Мандельштамовского общества. В 1999–2001 гг. при поддержке Института «Открытое общество», В 2004–2009 гг. при поддержке Российского гуманитарного научного фонда. URL: ttp://www.rvb.ru/pushkin/tocvol2.htm#355.6.Пушкин А. С. Полное собраниесочинений: В 10 т. Т. 1. Стихотворения 1813–1820 –Л.: Наука. Ленингр. отдние, 1977–1979. С. 112. [Электронный ресурс] URL: http://www.flibusta.net/a/19708.7.Коран. Перевод с арабского языка Абу Адель. [Электронный ресурс] URL: http://skomarohov.narod.ru/.8.Там же.9.Там же.10.Там же.11.Там же.12.Там же.13.Там же.14.Пушкин А.С. Полное собрание сочинений: В 10 т. Т.1. Стихотворения 1813–1820–Л.: Наука. Ленингр. отдние, 1977–1979. [Электронный ресурс] URL: http://www.flibusta.net/a/19708.15.Гете И.В. Собрание сочинений в десяти томах. Том 1. Стихотворения (1696K) –М. 1975 г. [Электронный ресурс] URL: ttp://www.flibusta.net/b/293117.16.

Пушкин А.С. Полное собрание сочинений: В 10 т. Т.1. Стихотворения 1813–1820–Л.: Наука. Ленингр. отдние, 1977–1979. [Электронный ресурс] URL: http://www.flibusta.net/a/19708.17.Коран. Перевод с арабского языкаАбу Адель.[Электронный ресурс] URL: http://skomarohov.narod.ru/.18.Пушкин А.С. Полное собрание сочинений: В 10 т. Т.1.Стихотворения 1813–1820–Л.: Наука. Ленингр. отдние, 1977–1979. [Электронный ресурс] URL: http://www.flibusta.net/a/19708.19.Коран. Перевод с арабского языкаАбу Адель.[Электронный ресурс] URL: http://skomarohov.narod.ru/.20.Пушкин А.С. Полное собрание сочинений: В 10 т. Т.1. Стихотворения 1813–1820–Л.: Наука. Ленингр. отдние, 1977–1979. [Электронный ресурс] URL: http://www.flibusta.net/a/19708.21.Там же.22.Там же.23.Там же.24.Коран. Перевод с арабского языкаАбу Адель.[Электронный ресурс] URL: http://skomarohov.narod.ru/.25.Там же.26.Пушкин А.С. Полное собрание сочинений: В 10 т. Т. 1. Стихотворения 1813–1820–Л.: Наука. Ленингр. отдние, 1977–1979. [Электронный ресурс] URL: http://www.flibusta.net/a/19708.27.Коран. Перевод с арабского языкаАбу Адель.[Электронный ресурс] URL: http://skomarohov.narod.ru/.28.Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В10 т. Т. 1. Стихотворения 1813–1820–Л.: Наука. Ленингр. отдние, 1977–1979. [Электронный ресурс] URL: http://www.flibusta.net/a/19708.29.Там же.30.ЦявловскаяТ. Примечания к стихотворениям Пушкина 1813–1822 гг. // Пушкин А.С. Собрание сочинений в 10 томах. Под.общ.ред. Благого Д.Д. Государственное издательство художественной литературы. –М. 1959. [Электронный ресурс] Русская виртуальная библиотека. Сайт Мандельштамовского общества. В 1999–2001 гг. при поддержке Института «Открытое общество», В 2004–2009 гг. при поддержке Российского гуманитарного научного фонда. URL: ttp://www.rvb.ru/pushkin/tocvol2.htm#355.

Evgeni Sander,candidate of Philological Sciences, associate professor,Mannheim, Federal Republic of GermanyIrina Popova,doctor of Philology, Professor, head of Russian languageDepartment FSBEI HPE Tambov state technical university, Tambovllv82@mail.ru«Imitation of the Koran»by A.S.Pushkin. Interpretation problemsAbstract.The article proves that the Koran interpretation in A.S.Pushkin’s poetry has gained the currency. Basic scientific approaches to the problem in question have been considered. The comparison of A.S. Pushkin’s and Goethe’spoetry has given rise to the issue of Islam connections in the world literature.Key words:spiritual basis, evangelic symbols, oriental motives, the Koran interpretation, «westerneastern divan», Goethe, epistolary genre.

Рекомендовано к публикации:Некрасовой Г.Н., доктором педагогических наук, профессором, членом редакционной коллегии журнала «Концепт»