Экскурсия как средство внеурочной деятельности: единство формы и содержания

Библиографическое описание статьи для цитирования:
Бурлакова Г. В. Экскурсия как средство внеурочной деятельности: единство формы и содержания // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2014. – № 11 (ноябрь). – С. 51–55. – URL: http://e-koncept.ru/2014/14307.htm.
Аннотация. В статье анализируется понятие экскурсии и сделана попытка рассмотреть содержание данного понятия. Автор выделил слои значений, что поможет исследователям концептуализировать феномен экскурсии. Помимо этого, автор акцентирует внимание на особенностях экскурсии как формы учебной деятельности и на основных проблемах, возникших в российском образовании.
Раздел: Отдельные вопросы сферы образования
Комментарии
Нет комментариев
Оставить комментарий
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.
Текст статьи
Бурлакова Галина Владимировна,учитель начальных классов МБОУ СОШ № 55, г. Челябинскgalka1286@mail.ru

Экскурсия как средство внеурочной деятельности:единство формы и содержания

Аннотация. В статье анализируется понятие экскурсии и сделана попытка рассмотреть содержание данного понятия. Автор выделил слои значений, что поможет исследователям концептуализировать феномен экскурсии. Помимо этого,автор акцентирует внимание на особенностях экскурсии как формы учебной деятельности и на основных проблемах, возникших в российском образовании.Ключевые слова: экскурсия, внеурочная деятельность, адаптация ребенка, школа, российское образование.Раздел: (01)педагогика; история педагогики и образования; теория и методика обучения и воспитания (по предметным областям).

Печатные и электронные издания по этимологии, авторы которых включают в обширный перечень слов слово «экскурсия», зачастую предоставляют читателю поверхностную, хотя и верную информацию. Вполне понятно то, что в спектр задач, реализуемых тем или иным составителем словаря или энциклопедистом, не входит выяснение подробностей. Общая картина, вне сомнения, ценнее, нежели частности, детали, за которыми нередко скрывается целое. Но зачастую именно обращение к деталям может помочь прояснить картину, объяснить то, почему целое именно таково. Существуют следующие вариации перевода слова «экскурсия»: «прогулка», «выбегание», «выезд», «вылазка» (версия Л. Успенского, Д. Н. Ушакова). А. Н. Чудинов в «Словаре иностранных слов» приводит, на наш взгляд, контрарный предыдущим вариантам перевод –«делать набег». Нетрудно заметить, что приведенные переводы латинского excurrereуказывают на перемещение объекта «от» или «из», на выход, отдаление от чеголибо, на то,что англичане называют обычно “distancing”. Последний из приведенных здесь переводов указывает на приближение и даже вторжение, на попытку захватить нечто. Необходимость концептуализации понятия экскурсии вызрела уже довольно давно. Вопервых, такая необходимость наличествует в пределах самой экскурсоводческой деятельности, педагогики и психологии, социокультурной деятельности и т. д. Вовторых,концептуализация нужна хотя бы для того, чтобы прекратить хаотичное движение смысловых линий, свести многообразие переводов и этимологических аналитик к общему знаменателю. Педагогика, как и любая другая наука, начинает с определения понятий, не может остаться в стороне, должна оказать помощь в наполнении абстрактного понятия деталями.Латинский предлог “ex”расслаивается на несколько значений, наиболее часто употребляемыми из которых являются «от» и «из». Cursusспециалисты весьма уместно переводят как «путь». В первом случае объект дистанцируется от какоголибо другого, не выступая его частью в прошлом и настоящем, не претендуя на слияние и в будущем. Напротив, «из» подразумевает эманацию, излияние, «исхождение» (последнее является неологизмом). Нечто,для того чтобы выйти, должно принадлежать в прошлом чемулибо, занимать территорию, обладать той или иной локацией, быть частью некоего объекта, находиться в его пределах. Повидимому, экскурсия включает в себя не какоето одно из значений, а сразу оба. Пойти на экскурсию, вопервых, означает вместе с этим дистанцироваться от учебного заведения, а вовторых, выйти из учебного заведения, не утрачивая принадлежности к школе, к системе и структуре образования, воспитания и развития. Данные значения преломляются сквозь призму педагогической практики, триединой цели образования вообще, приобретая причудливые формы. Находясь на экскурсии, школьник словно забывает об основной учебной деятельности, формализованные отношения образовательного учреждения уходят на задний план, образуя фон. Ученик неизменно несет в себе знания, полученные от педагоговпрофессионалов, однако включается в иную среду, новую локацию. Экскурсовод, как бы ни парадоксально это выглядело на первый взгляд,проводник в другой мир, индикатор возможных знаний, увлечений, интересов и желаний. Помимо этого,школьник не только фактически дистанцируется от школы, не просто меняет локацию, но и «исходит» из образовательного учреждения, не утрачивая связь с ним, но преобразуя эту связь в фон. Связь собразовательным учреждением чрезвычайно сложна, она расслаивается на взаимообусловленные, взаимовлияющие смысловые пласты. Ребенок прежде всегореализует собственную обязанность получения основного общего образования. Школа, таким образом, приобретает статус учреждения, «обязывающего» социализироваться. Кроме того,школа влияет на ребенка совокупностьюметодик, погружает его в условия взаимодействия с учителем и административным аппаратом. Школа обучает, воспитывает, развивает –об этом прекрасно сказано педагогамиклассиками и новаторами, старыми и молодыми исследователями в области педагогической науки. Нет ничего удивительного в том, что значения предлога “ex”не следует понимать буквально (или только буквально). Экскурсия –это, как уже было сказано ранее, отход от школы, изменение локации, перемена места, смена окружения. Вместе с тем экскурсия –это выход «из» школы, но сохранение связи с учебным заведением. Словосочетание, популярное в средневековой Европе, almamater, фиксировалосвязь ученика с «кормящей матерью»; студент был обязан чтить заведение, «подарившее» жизнь, обусловившее социальное бытие. Любой школьник, осознает он это или нет, обязан учебному заведению хотя бы тем, что оно в известной степени социализирует, влияет на человека, преобразует, «лепит» личность.Второе значение, не связанное со сменой локации, изменением пространственных координат, актуализируется в пределах лжепарадокса. Этот лжепарадокс можно сформулировать следующим образом: если экскурсия –это всегда «исход», «выход», возникновение и увеличение дистанции между школьником и учебным заведением, то как же быть с многочисленными случаями знакомства учащихся с артефактами, находящимися в школьном музее? Неужели эти случаи не указывают на проведение экскурсий? Если это не экскурсии, то как же тогда следует именовать поход в школьный музей? Остается, кажется, признать такой поход формой внеурочной деятельности, включить его в пределы родового понятия (не возникает сомнения в том, что «внеурочная деятельность» –родовое понятие по отношению к видовому –походу в школьный музей). Между тем парадокса здесь нет. Он был бы в том случае, если исследователь ограничится буквальным, денотативным значением слова «экскурсия» –«походом из», «уходом от» и т. д. Но все дело в том, что представленный здесь лжепарадокс заставляет исследователя акцентировать внимание на непосредственной связи школьника с содержанием учебного процесса, несвободного от формы. Школьник, обучаясь, помещен в границы классноурочной работы, она остов российской и иных систем образования. Являясь формализованным процессом, образование как процессуальность, прочно связанная с известными социальными институтами, фундировано законодательством, подкреплено регламентацией, стандартами, минимумом. Между тем, уходя из класса и оказываясь в музееродной школы, ученик на некоторое время расстается с классноурочной формой, попадая в границы принципиально иного содержания. За «формоймузеем» всегда скрывается «музейсодержание». Экскурсия –это путешествие в мир артефактов, принципиально отличных от артефактов, наполняющих классные кабинеты. Впрочем, данная мысль отчетливо ясна всем тем, кто посещал музей. Экскурсия, таким образом, проводник в возможный мир. Возможным мир является лишь потому, что вовсе не обязательно поглотит воображение ребенка, с необходимостью не станет местом желаемого времяпрепровождения. От разнообразных методик, способностей самого ребенка, спецификиинституционального образованиязависят познавательные и перцептивные способности ученика. Предсказать наверняка, полюбит ли ребенок обозначенную форму внеурочной деятельности, увы, невозможно.У исследователей не вызывает сомнений то, что экскурсия является одной из форм внеурочной деятельности. Несмотря на точто экскурсия может проводиться и в школе (в той, где ученик занимается,илив любой другой), она все же находитсявне классноурочной системы, остается за ее пределами, являясь элементом иной структуры. Вопросом, попытки ответа на который уже становятся традицией, является цель (то, что Аристотель именовал “causafinalis”) экскурсии. Иными словами, многие педагоги и исследователи в области педагогики отвечали на вопрос о нужности и важности экскурсий. Прежде всего, необходимо помнить о том, что экскурсии не образуют гомогенного множества. Гетерогенность проявляется в сочетании и переплетении, диффузии многочисленных факторов. Одним из таких факторов является степень участия ребенка в процессе демонстрации. Школьник может выступать пассивным, поглощающим элементом. Пассивность вовсе не обязательно обусловлена отказом ученика принимать активное участие в «перформансе». Сам процесс зачастую не допускает никакого или почти никакого воздействия, влияния со стороны школьника (фотоэкскурсии, экскурсии на промышленные предприятия, исследованные Д. Ю. Шараповым экскурсии по изучению памятников России [1] и т. д.).Ученик является, таким образом, созерцающим,и только. Никакого существенного влияния на характер работы, активность структуры, в границах которой учащийся оказался, он не окажет. Отсутствие влияния школьника (а также студента,учащегося колледжа и т. д.) на функционирование той или иной структуры репрезентируется хрестоматийной фразой экскурсовода из кинофильма Л. И. Гайдая «Двенадцать стульев»: «Мебель в музее руками не трогать!»Напротив, существуют экскурсии, подразумевающие косвенное влияние на производство, воздействие на вещи. Такие экскурсии описывали, например, Е. П.Каюкова, В. В. Гавриленко и др. в статье «Естественнонаучные экскурсии по Крыму» [2]. Таковы, например, археологические экскурсии на озероАкакуль. Однако они не столь часты. Подавляющее большинство «вылазок» (хотя собрать непосредственные статические данные чрезвычайно трудно) характеризуются созерцательностью и пассивностью школьника. Следует ли «обвинять» в этом организаторов? Безусловно, нет, потому что созерцание все же не исключает активности: из области практики ребенок перемещается в область теории, погружается в сферу дидактики. Экскурсия, не подразумевающая влияния ребенка на вещи, работы с предметами, манипуляций с ними, все же имеет образовательный потенциал, стремится передать дидактический импульс ребенку. Этот импульс можно обозначить метафорой, что использовал известный семиолог, лингвист и педагог Р.Барт –punctum, «укол» [3]. Фактически каждый найдет в экскурсии нечто, захватившее внимание хоть на минуту, вторгшееся в перцептивное поле и приковавшее, насмешившее или расстроившее, но всегда запомнившееся. Нередко экскурсии приобретают форму «чистой» дидактики, они обучают и направлены на исследование. В этом смысле «вылазка» отождествляется с работой ученогонаблюдателя, деятельностью натуралиста. Человек, перемещающийся в пределах той или иной локации, должен не только смотреть на объект, но и обязан видеть его. Регистрировать, фиксировать, оценивать, предварительно типологизировать, выдвигать предположение и т. д. –таков спектр действий, требующихся от наблюдающего. Таковы, например, ботанические экскурсии, проведенные на территории Самарского Заволжья, описанные С. А. Сенатор [4]. Следует ли доказывать то, что учебные экскурсии не лишены императива? Этим императивом является необходимость познавать, покинуть локацию, отдалиться от территории, обладая новыми знаниями. Если экскурсия подразумевает вмешательство в производственный процесс, ребенок покидает территорию, обладая теми или иными умениями. К сожалению, в силу вполне определенных и известных причин экскурсия приобретает второстепенное значение в системе современного образования: учитель старается проводить занятия стационарно, без отрыва от школы. Отчасти это объясняется нежеланием брать на себя ответственность за жизнь и здоровье ребенка, отчасти –сравнительно низкой степенью обеспеченности, отчасти –кризисом института классного руководства. Классное руководство (даже если оно поощряется в той или иной школе) не обязывает педагога заниматься с детьми внеурочно. Внеурочные занятиясводятся к пролонгации урочных, к углублению знаний, умений и навыков, получаемых детьми в учебном заведении.Сказанное подводит нас к мысли о негативныхсторонахроссийского образования, а эти черты –результат совместной деятельности (или бездействия) государственных структур, не поощряющих педагога за новаторство, новацию, разработку перспективной программы, создание модели обучения.В российской системе школьного образования проявляются, на наш взгляд, черты кризиса. Этот кризис связан с дисбалансом школьного урочного и внеурочного образования. Небольшие бюджеты школ не позволяют тратить средства на экскурсии, так как многие из них весьма дорогостоящие. Остается надеяться на снисхождение администрации той или иной структуры, допускающей бесплатное посещение, знакомство с характером, спецификой деятельности и т. д. Кроме того, небольшие бюджеты образовательных учреждений не позволяют достойно платить работнику. А ведь именно на учителе, преподавателе лежит ответственность за расширение кругозора ребенка, за то, что он нанесет ребенку тот самый “punctum”, о котором писал Р. Барт. Однако этого не происходит по причине социальноэкономического кризиса. Учитель все чаще стремится завершить уроки и пойти домой, а тои на иную работу. Выход из положения пока находится благодаря стараниям педагоговэнтузиастов. Пока существуют такие люди, экскурсия как форма внеурочной деятельностибудет жить. Хочется верить в то, что внеурочная деятельность –не теоретически, а практически –займет свое место в системе российского образования, станет гармоничной частью сложного, интегрального образовательного процесса.В пределах системы образования современной России экскурсии не являются обязательной составляющей педагогического процесса. О них лишь вскользь упоминается в нормативноправовой базе. В законодательстве страны есть устойчивое словосочетание «дополнительное образование». Так, в ФЗ273 (редакция 2014 г.) в ст.75 и 76 указывается на то, что дополнительное образование –органичная часть педагогического процесса. Говорится о том, что дополнительное образование детей и взрослых направлено на формирование и развитие творческих способностей детей и взрослых, удовлетворение их индивидуальных потребностей в интеллектуальном, нравственном и физическом совершенствовании, формирование культуры здорового и безопасного образа жизни, укрепление здоровья, а также на организацию их свободного времени (ст. 75, п. 1). Подчеркивается адаптивная функция дополнительного образования, его роль в профессиональной ориентации. Стратификация дополнительного образования на общеразвивающее и предпрофессиональное уместна и для экскурсионной работы. Действительно, экскурсия далеко не бесцельное времяпрепровождение. Экскурсия должна знакомить учащегося с особенностями деятельности предприятия,со спецификой производства (производственная экскурсия). В этом случае педагог способствует самоопределению ученика, помогает ученику идентифицировать самого себя в условиях многообразия экономических отношений. В иных случаях, когда ученики отправляются, например, в картинную галерею, экскурсию следует считать общеразвивающей, прочно связанной с учебной деятельностью в настоящем (курс мировой художественной культуры) и будущем (курсы искусствоведения, культурологии, истории шедевров мирового искусства и т. д.). В конце концов, эрудированность крайне редко бывает негативным качеством человека и почти всегда помогает в жизни. В Федеральном законе «О дополнительном образовании» используется формулировка «общее дополнительное образование». Основываясь на ее содержании (общее дополнительное образование–дополнительное образование, направленное на развитие личности, способствующее повышению культурного и интеллектуального уровня человека, его профессиональной ориентации в соответствии с дополнительными общеобразовательными программами, приобретению им новых знаний –ст. 1),можно уверенно включить экскурсию в перечень форм общего дополнительного образования. Однако не все так просто. Экскурсия не только форма дополнительного образования, но и форма внеурочной деятельности. Понятие внеурочной деятельности, как известно, не тождественно понятию дополнительного образования. Представим себе редкую в последнее время ситуацию: учитель организует поход детей на предприятие N. Дети откликаются на предложение, учитель забирает их с урока и ведет на экскурсию. Учитель, конечно, берет на себя ответственность за жизнь и здоровье учеников, однако в данном случае важнее другое: экскурсия уже не выступает формой дополнительного образования, а превращается в форму внеурочной работы. Экскурсия стоит на перепутье, она примыкает к системе дополнительного образования, но вырывается из его границ. Она же примыкает к внеурочной форме работы с учащимися, но неизмеримо шире, чем внеурочные рамки. Экскурсиив зависимости от содержанияподразделяютнаобзорные и тематические. Обзорные экскурсиипредставляют собой многоплановые экскурсии с использованием исторического и современного материала с демонстрацией различных объектов показа.Тематические экскурсииобычно раскрывают одну из тем и подразделяются на исторические, производственные, природоведческие, искусствоведческие, литературные, архитектурноградостроительные, экологические, с религиозной тематикой и другие в зависимости от основной темыэкскурсии.Однако такая типологизация экскурсий вряд ли полезна нам в данном контексте. Полезнее для нас разделить множество экскурсий на иные виды: внеурочные (внеклассные), экскурсии в пределах дополнительного образования, экскурсии, не связанные с дополнительным образованием и формальной учебной деятельностью. В последнее множество войдут туристические экскурсии, популярные издавна и все еще стремительно набирающие популярность. Понятие экскурсии, таким образом, метапредметно, оно не встраивается ни во внеурочною работу, ни в систему дополнительного образования. Быть может, виной тому этимология слова, ядра понятия. Экскурсия –«выход во вне», «шествие в том или ином направлении».Эти значения размыты, а потому не стоит и пытаться применять к слову значение «насилие», четко определяя его значение, ограничивая его контексты. Тем самым ограничится жизнь слова, а также жизнь понятия, выраженного этим словом.

Ссылки на источники1.ШараповД. Ю. Изучение памятников культуры Россиипутем проведения познавательных экскурсийпо историческим местам (на примере Волгоградской области) // Научные проблемы гуманитарных исследований. –2009.–№15. –С. 97–101.2.Каюкова Е. П., ГавриленкоВ. В. Естественнонаучные экскурсии по Крыму // Вестник СанктПетербургского университета. Серия 7: Геология. География. –2008.–№3. –С. 58–63.3.Барт Р.Camera lucida/ пер., коммент. и послесл.М.К.Рыклина. –М.:Ad Marginem, 1997. –224 с.4.Сенатор С. А., Саксонов С. В. Ботанические экскурсии летом 2008 года по Самарскому Заволжью (Сокский и СамароКинельский флористические районы)// Самарская Лука: проблемы региональной и глобальной экологии. –2013. –Т. 22.–№2. –С. 97–113.

GalinaBurlakova,Primaryschoolteacher, School№55, Chelyabinskgalka1286@mail.ruA tourasameanofextracurricularactivities: the unity of form and contentAbstract. Thepaperanalyzes the conceptof a tour and its content. The author considers layers of meaning that will help researchers in conceptualizingthe phenomenon of excursions. In addition, the author focuses on the specifics of excursions as a form of learning activity and on the main problems,encountered in the Russian education.Key words: tour, extracurricular activities, adaptation of achild, school, Russian Education.

References1.Sharapov, D. Ju. (2009) “Izuchenie pamjatnikov kul'tury Rossii putem provedenija poznavatel'nyh jekskursij po istoricheskim mestam(naprimere Volgogradskoj oblasti)”,Nauchnye problemy gumanitarnyh issledovanij,№ 15,pp.97–101(inRussian).2.Kajukova, E. P. &Gavrilenko,V. V. (2008) “Estestvennonauchnye jekskursii po Krymu”,Vestnik SanktPeterburgskogo universiteta. Serija 7: Geologija. Geografija,№ 3,pp.58–63(in Russian).3.Bart,R. & Ryklin,M. K. (ed.) (1997) Camera lucida,Ad Marginem,Moscow,224 p.(in Russian).4.Senator,S. A. &Saksonov S.V.(2013)“Botanicheskie jekskursii letom 2008 goda po Samarskomu Zavolzh'ju (Sokskij i SamaroKinel'skij floristicheskie rajony)”,Samarskaja Luka: problemy regional'noj i global'noj jekologii,vol. 22,№ 2,pp.97–113(in Russian).

Рекомендовано к публикации:

Горевым П. М., кандидатом педагогических наук, главным редактором журнала «Концепт»Утемовым В. В., кандидатом педагогических наук