Формирование языкового сознания личности

Библиографическое описание статьи для цитирования:
Ирээдуй А. Формирование языкового сознания личности // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2014. – № S16. – С. 31–35. – URL: http://e-koncept.ru/2014/14709.htm.
Аннотация. В статье рассматриваются вопросы изучения языковой личности, «человеческого фактора» в языке. При этом считается правомерным и необходимым прежде всего говорить о формировании языковой личности и процессах, влияющих на ее становление и развитие.
Раздел: Отдельные вопросы сферы образования
Комментарии
Нет комментариев
Оставить комментарий
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.
Текст статьи
Ирээдуй АлтанАвдар,аспирант кафедры русского языка и методики преподавания ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет», г.Майкоп

IKA9697@yahoo.com

Формирование языкового сознания личности

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы изучения языковой личности, «человеческого фактора» в языке. При этом считается правомерным и необходимым прежде всегоговорить о формировании языковой личности и процессах, влияющих на ее становление и развитие.Ключевые слова: языковая личность, коммуникативная культура, коммуникативная деятельность, языковая картина мира.Раздел: (01)педагогика; история педагогики и образования; теория и методика обучения и воспитания (по предметным областям).

Под языковой личностью понимается «совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются: а) степенью структурноязыковой сложности; б) глубиной и точностью отражения действительности; в) определеннойцелевой направленностью. В этом определении соединены способности человека с особенностями порождаемых им текстов» [1].Другими словами, языковая личность обнаруживает свои коммуникативные способности и свойства в «продуктах» своей коммуникативной деятельности –текстах, широко понимаемых как любые устные и письменные высказывания монологического и диалогического характера. Таким образом, личность в языковом аспекте характеризуется не столько тем, как она осведомлена в языке, сколько тем, что она может с ним делать.Известно, что для становления языковой личности существенны три фактора: природные, социальные и личностные. Применительно к языковой личности эти факторы могут быть уточнены: природные рассматриваются как дарование (способности), социальные выступают как свойства, приобретаемые в процессе социального научения, личностные предстают как индивидуальные способы коммуникативных действий, как сформированные коммуникативные умения. Из сказанного можно увидеть, какие функции выполняет понятие «языковая личность». Вопервых, это понятие выполняет системообразующую функцию, позволяющую осмысливать и осваивать знания о языке, его структуре и функционировании с позиций коммуникативнодеятельностного подхода, выходить на комплексное освоение средств, способов, форм общения с учетом цели, адресата, условий коммуникации. Вовторых, понятие языковой личности функционирует как цель, давая отчетливое видение образа, эталона, ожидаемого результата образовательной деятельности. Оно опредмечивает, конкретизирует цель учебновоспитательной деятельности. Инаконец, втретьих, данное понятие выполняет культурообразовательную функцию, позволяя выявить совокупность требований к языковой личности, критериев для диагностики уровня ее развития. Среди них такие, как: а) использование средств общения в соответствии с целью и адресатом;б) владение приемами организации текста, адекватно отражающего действительность и соответствующего замыслу речи;в) освоенность структурных элементов языка и возможностей их коммуникативного воздействия. Совокупность названных обобщенныхкоммуникативных (обеспечивающих процессывзаимодействия) умений составляет культуру языковой личности.Исследуя языковую личность в аспекте коммуникативной культуры, В.В.Соколова дает следующее определение понятия коммуникативной культуры: «это совокупность умений и навыков в области средств общения и законов межличностного взаимодействия, которые способствуют взаимопониманию, эффективному решению задач общения» [2]. Исследователь рассматривает коммуникативную культуру как основу общей культуры личности, базовый компонент культуры. «Базовый компонент культуры личности, –отмечает В.В.Соколова, –обеспечивает готовность личности к жизненному самоопределению, является условием достижения гармонии с собой и окружающей действительностью, что с очевидностью не может состояться без коммуникативной культуры. Она есть средство создания внутреннего мира личности, богатства ее содержания, отражающего жизненные идеалы, направленность личности, культуру ее жизненного самоопределения» [2].Рассматривая коммуникативную культуру через совокупность культурообразующих компонентов, исследователь выделяет следующие ее компоненты: 1) эмоциональную культуру, или культуру чувств, представляющую собой адекватное реагирование на окружающую действительность; 2) культуру мышления, предстающую в виде специфических форм познавательной деятельности, направленной на восприятие и порождение текстов, соответствующих замыслу и достоверно отражающих действительность; 3) культуру речи, означающую совокупность знаний, умений, навыков, обеспечивающих автору речи незатрудненное построение речевых высказываний для оптимального решения задач общения.Каждый человек как языковая личность располагает концептуальной и языковой картинами мира, которые представляют собой глобальную, непрерывно конструируемую систему информации об универсуме (Р.И. Павиленис).При этом необходимо учитывать, что концептуальная и языковая картины мира каждого человека неоднородны: они включают в себя универсальные элементы, не зависящие от лингвокультурного мировоззрения личности; элементы, отражающие национальный характер языковой личности, а также информацию, обусловленную образованием человека, его социальной средой, то есть связанное с фоновыми знаниями, вертикальным контекстом, культурными традициями той или иной языковой личности [3:3]. Становится очевидным,что адекватное исследование языка возможно только при условии выхода за его «пределы», при обращении к человеку –творцу языка, причем такой подход возможен только на конкретном национальноязыковом материале. Продемонстрируем сказанное на материале русских, монгольских и китайских антропонимов, позволяющее раскрыть образ человека, являющегося важным фрагментом языковой картины мира, и глубже понять специфику национального сознания.В плане содержания концепт«человек»в русском,монгольскомикитайском языках показывает, что языковая модель человека включаетв себя антропонимы, отражающие какязыковые, так и некоторые внеязыковые данные связанные с историейих возникновения и последующего развития, а также с социальной ролью, выполняемой антропонимами в русском, китайском и монгольском языках. Так, до принятия христианства на Руси у русских были имена, отражающие в себе различные свойства и качества характера человека, особенности его поведения, его внешний вид, иногда даже и физические недостатки: Косой, Рябой, Мал, Бессон, Несмеяна и другие.У монголов имя, данное человеку в древние времена, подчеркивало какоето определенное свойство, которое было присуще этому человеку. Например: Чингис Хаан, Чин –слова, обозначающие отдельные качества и свойства «чин үнэнч, чин сэтгэлтэй»–«хаан»(чистосердечный,всемогущый царь); Сүбэдэй (дословно «мудрый»–он был одним из его ведущих богатырей Чингис Хаана), Хубилай, Мандухай и т.д.Однако, останавливаясь на некоторых причинах выбора того или иного имени для ребенка на Руси в дохристиаский период и на видах заключавшейсяимени информации, нельзя не отметить, что в некоторых случаях старались дать ребенку нарочито некрасивое, неприятное имя, желая оградить его от злых духов: Некрас, Покид, Невзор.Так, у монголов считалось, что злые духи, постоянно преследуя ребенка, могутего найтипо имени.Чтобы обмануть или отпугнутьих, детям давали имена животных или непривлекательные имена: Хараацай(Жаворонок), Алтан бүргэд (Золотой орел), Муу нохой(Плохая собака), Төмөртогоо (Железнаякастрюля). Такой же обычай отмечен у осетин, адыгов, калмыков и китайцев. Если дети в семье китайцев умирали, то новорожденного называли: Шэнь дао (Новорожденныйв семье Даоссов), чтобы имя служило оберегом. Если в семье рождались одни девочки и желали иметь сына, то девочке давали имя мальчика (девочке давали имя Бай Юй Минь, а мальчику–Луй Ся Хой). Если родители, у которых умирали дети, относили новорожденногов Даосский монастырь, тодавали имена Даосские монахи (Dao Ming Zi –Путь к светлой земле, Dao De Mingи т.д.). Языковая модель «человек»включает в себя множество составляющих, которые условно можно разделить на две группы: первая группа включает антропонимы, которые характеризуют человека с физической (внешней)стороны, вторая –с психической (внутренней)стороны. К первой группе относятся имена, называющие лицо по характерному физическому признаку: Улаанаа–«Красный», Томоо –«Большой», Жижгээ –«Маленький», Цагаанаа –«Белая», Борхүү –«Коричневый сын»и Bai –«Белый», Hei –«Черный», Hong –«Красный». Психическая сторона связывается нами с такими антропонимами, которые характеризуют внешние качествачеловека: Сайнаа –«Хорошая», Mei Li –«Красивая»; называют какиелибо качества человека: Ирмүүн –«Щедрый», Li Hong –«Сильный». Продемонстрированный пример показывает, что главным для науки о языке становится активизация антропологического подхода к изучению языковой семантики, предпологающего учетчеловеческого фактора в лингвистике и познание человека через язык.

Исходя из интердисциплинарного характера межкультурных, лингводидактических, психолингвистических исследований особую значимость приобретает вопрос об изучении языковой личности, «человеческого фактора» в языке. В каждом национальном языке определено мировоззрение народа и его миропонимание, осознаваемое в контексте культурных традиций. При этом считается правомерным и необходимым говорить не только о формировании языкового сознания личности. Все социальные изменения, в том числе касающиеся языка, находят преломление, прежде всего в языковой личности и влияют на процесс ее становления и развития.На наш взгляд, такой подход предоставит возможность точнее определить роль и место изучаемых языков, полнее использовать потенциал процесса их изучения в плане формирования личности учащихся, внести реальный вклад в решение актуальнейших задачязыкового образования: позволит мобилизовать все ресурсы для повышения результативности обучения языкам, будет соответствовать современным национальным и международным требованиям.

Ссылки на источники1.КарауловЮ.Н. Русский язык и языковая личность. –М., 1987.2.СоколоваВ.В. Культура речи и культура общения. –М.: Просвещение, 1995.3.УраковаФ.К.,Хачмафова З. Р. Формирование языковой личности в условиях модернизации школы: проблемы и перспективы// Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 3. Педагогика и психология. –Вып. 1. –2012. –С. 222–229.4.Культура и быт адыгов: этнографические исследования. –Майкоп, 1976. –Вып. 1.–С. 110–111.5.НамитоковаР.Ю. В мире имен собственных. Лингвистические беседы по краеведению. –Майкоп: Адыг.кн. издво, 1993.6.ХомскийН. О природе и языке. –М.: КомКнига, 2005. –288с.

AltanAvdarIreeduy, Phd studentof the Department of Russian language and methods of teaching, Adyghe State University,Maikop

IKA9697@yahoo.com

Formation oflinguistic consciousnessof personality

Abstract.The article deals withthe studyof linguistic identity, "human factor"in the language.It is consideredlegitimateand necessary, first of all, talk about the formationof linguistic identityand theprocesses that affectthe formation anddevelopment.

Keywords:language personality,communicative culture, communicative activities, language world.

Рекомендовано к публикации:Ураковой Ф. К., доктором педагогических наук, профессором ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет»